Тёмная сторона силы
Обморок. Занавес. (с)
Название: На виду.
Автор: mikes-grrl, оригинал здесь mikes-grrl.livejournal.com/tag/lom%3A%20underco...
Переводчик: Тёмная сторона Силы
Пейринг: Джин/Сэм, Джин/ОМП
Жанр: слэш, приключения
Рейтинг: NC-17
Саммари: Продолжение к "Под прикрытием", АУ, пост-2.08. Убийство, похожее на расправу, грозит погубить карьеру Джина, между тем как Сэм пытается с трудом приспособиться к новому образу жизни (и никто не удивлён, меньше всего Джин).

Глава 2
Свидание прошло отлично, думал Сэм, вприпрыжку возвращаясь к себе на квартиру. Никаких поцелуев, кроме быстрого клевка в щёку, но к концу ужина флирт вышел из-под контроля и Энни хихикала практически без остановки. Она была умной, и милой, и открытой, и у неё была прекрасная задница, о чём Сэм подзабыл, и он упивался ощущением, что так нравится женщине. Он соблазнял, он контролировал ситуацию, а мысли о том, что бы он мог проделать с этими пышными бёдрами, кружили голову. Это был не идеальный вечер, но хороший, и Сэм возвратился домой, опьянённый романтикой и тестостероном.
Сэм был почти уверен, что Джин у него в квартире, ждёт его возвращения, хочет драки, но того не было. Сэм попытался избавиться от разочарования, напомнив себе, что это т человек ещё сегодня обещал изнасиловать его. Он ещё немного поболтался по дому, размышляя, где, чёрт возьми, может пропадать Джин, и отправился в кровать.
На следующий день пришли данные вскрытия Терри, и ничего удивительно в них не оказалось. Белый мужчина, тридцать восемь лет, пять футов одиннадцать дюймов, в расцвете лет был убит выстрелом в голову и погиб на месте. Нигде никаких синяков или следов борьбы. Сэм и Крис принялись составлять новый список свидетелей для опроса, коллег по работе и приятелей, и тут Сэм понял, что Джина нет.
- Ты видел Шефа?
- А? Нет. Наверно, надолго задержится, - Крис пожал плечами.
- Почему? Что такое?
- Ну, он всегда приходит поздно, если всю ночь тренируется играть в дартс с друзьями, да? – Крис снова пожал плечами, а у Сэма засосало под ложечкой. – Всегда. Он обычно много пьёт во время этих тренировок, вот уж пьёт… Ох, да вы же знаете… Вы ведь теперь тоже ходите туда с ним?
- Нет, - Сэм хотел оставаться адекватным, но не мог.
- А…
- Вчера он не сказал мне, что тренировка состоится, - Сэм поджал губы.
- Так забыл! – забывчивость Джина вызвала у Криса улыбку. – Мы вчера как раз сидели в пабе, делали ставки на вас с Энни, и тут он вспомнил…
- Погоди-ка, что? Делали ставки? О чём это ты?
- Ох, Филлис сказала Салли, а она Марку, а он Джеффу, что у вас с Энни свиданка. Так что, знаете, мы… - Крис затих, как только понял, что ляпнул. Сэм понял, что выглядит разъярённым, и воспользовался этим.
- Никогда, я имею в виду, СОВСЕМ НИКОГДА не делай так ни в отношении меня, ни в отношении кого бы то ни было ещё в отделе!
- Да, да, Босс, конечно, - Крис отшатнулся от него.
Сэм поднялся, вышел из отдела и отправился в мужской туалет, чтобы прийти в себя. Стоя там, с водой, стекающей по лицу, он глянул в зеркало и понял, что заигрался с огнём. Джин поднял ставки, потому что мог: пошёл и трахнул кого-то, пока Сэм хихикал с Энни за бутылкой дешёвого вина. Джин поставил его на место. Сэм проиграл этот раунд, он весь кипел от злости, больше на то, что проиграл, чем на то, что Джин кого-то трахнул.
- Босс? – Крис заглянул в туалет. Сэм не ответил, просто глянул на него, зная, что выглядит готовым к убийству. Крис побледнел. – Ну, когда вы, это, закончите, Филлис принесла для вас кое-что. Имеет отношение к делу, я думаю… - Крис умолк.
Сэм кивнул и пошёл за ним. Крис показал на коричневый конверт, адресованный Сэму, валявшийся у того на столе. В поле отправителя значилось полное имя Терри, Терренс Эндрю Франклин, и больше ничего. Конверт просто кто-то принёс, так что Сэм отправил Криса вниз, разузнать, кто принял почту и что этот человек может вспомнить.
Сэм знал, что не должен открывать конверт без перчаток, но что-то в этом всём его пугало. Это было странно, безумно, так что он просто последовал интуиции и открыл конверт. На листке белой бумаги было напечатано «отвалите», а ещё к нему была прикреплена мутная фотография. Сэм откинулся в кресле, разглядывая её, мутную, чёрно-белую, но ясную, блядь, как день.
Они с Джином были в машине, фотограф застал их в пылу объятий, и Сэм даже вспомнил, что это был за эпизод, потому что не так уж часто Джин расстёгивал ему все пуговицы на рубашке. Не могло быть никаких сомнений в том, что именно происходит, потому что Сэм целовал шею Джина, запустив руки ему глубоко в штаны, тогда как Джин просунул руку сзади под ремень брюк Сэма, лаская его задницу. Это было потрясающее воспоминание, разрушаемое нахлынувшим ужасом теперь, когда Сэм разглядывал фото.
Сэм убрал фото в конверт трясущимися руками и сидел, обливаясь холодным потом. Это был шантаж высшего уровня, из тех, что могли разрушить жизнь ему и Джину разом, но Джину – в особенности. Джин потеряет всё, или даже будет прихвачен по «Закону о половых преступлениях» от шестьдесят седьмого года, достаточно расплывчатому, чтобы квалифицировать взаимную добровольную мастурбацию двух взрослых мужчин в автомобиле как преступление, пусть каждый из них и старше двадцати одного года. Джин отправится в тюрьму.
Сэм сунул конверт в карман куртки, проклиная судебную экспертизу. Никто ни в коем случае не должен был видеть этого, плохо было уже то, что Крис видел конверт. Сэм надел куртку и оглянулся, думая, где же до сих пор Джина черти носят. Джин требовался Сэму прямо сейчас, но тот не знал, где его искать.
Филлис не могла найти его по рации, но поскольку это было утро после «дартса», она особо и не ожидала этого. Сэм приказал Крису пересмотреть его заметки, а сам взял без объяснений служебный автомобиль. Он отправился к Джину домой, управляя машиной совершенно в стиле Джина, ни на что не обращая внимания и молясь, чтобы Джин пошёл домой после того, как сделал с кем-то всё, что хотел. Он открыл дверь своим ключом, постучался и вошёл.
Джин сидел на кухне, попивая утренний чай, и выглядел сердитым, то есть всё было как обычно. Не считая второй чашки, стоявшей около раковины. Сэм подошёл и взял её в руки, изучая. Она была ещё тёплой, но чистой. Не похоже было, что она простояла так всю ночь. Сэм поставил чашку, всё ещё лицом к шкафчику взял себя в руки и обернулся.
- Я только спрошу, Джин, спал ли он в твоей постели?
Джин не хотел отвечать, и это было достаточным подтверждением, но Сэм сдержался и подождал. Наконец Джин кивнул и отвернулся, сердитый и напряжённый.
Сэм глубоко вздохнул и собрал все свои силы.
- Хорошо. Спасибо за честность. Теперь к делу, - он сжал зубы, достал письмо и протянул его Джину. Тот принял конверт с непониманием. – Просто… открой, блядь, его, Джин.
Сэм развернулся и вышел – вон из кухни, вон из квартиры. Он забрался в машину и поехал прочь, испытывая злость, обиду и горечь. Он уже почти смирился с мыслью, что Джин быстренько перепихнулся с кем-то, узнав, что у Сэма свидание с Энни: к дьяволу, зуб за зуб, винить ему было некого, кроме себя самого. Джин напугал его, Сэм испугался сам себя, так что бросился к ближайшей доступной женщине, прошедшей мимо его стола. Это было не по-взрослому и безответственно, он понимал это, и раз уж Сэму не по душе, когда Джин трахается с кем-то ещё, не стоило его провоцировать.
Но привести кого-то домой и оставить ночевать – это просто убивало Сэма. Джин сознался, что пустил в свою постель всего одного мужчину до Сэма, того, кого любил, и Сэм из-за этого лелеял надежду, что дорог Джину. Сэм чувствовал себя особенным, но сейчас он думал, что это была всего лишь лесть, если уж Джин водит к себе разных штучек с улицы и ебёт их в кровати, которую Сэм уже практически считал своей.
- Восемьсот семидесятый, приём, - рация затрещала, когда он был на полпути к управлению.
- Восемьсот семидесятый слушает, Альфа один. Возвращаюсь.
- Шеф звонил, сказал, хочет встретиться с вами в забегаловке на углу Гастингс и Норвелл.
Сэм закатил глаза.
- Спасибо, Фил… ээ… Альфа один, вас понял.
Джин был уже там, окутанный густым сигаретным дымом, напряжённый. Сэм сел напротив.
- Никакой экспертизы.
- Согласен. Никак не получится исследовать конверт без вопросов о его содержимом, - кивнул Сэм.
- Нас шантажируют, Сэм, - негромко сказал Джин, пуская дым.
- И довольно эффективно, мог бы я добавить, благодаря твоей любви к машинам.
- Сэм… - Джин с шумом втянул воздух.
- И слышать ничего не хочу.
Джин кивнул, и Сэм подумал, уж лучше драка, чем вот так, быть тем, кому Джин и доказывать ничего не собирается.
- Думаешь, Терри шантажировали? – вслух подумал Сэм, принуждая себя продолжить, вернуться к делу.
- Глупый способ – убить того, кого шантажировал, а деньги в бумажнике оставить.
- Может, он платить не хотел, блефовал.
- Как я уже и сказал – выглядит глупо.
- Может, он сам кого-то шантажировал?
Джин глянул на него.
- Хорошо. Это хорошо. Может быть.
- А потом его жертва, в свою очередь, решила шантажировать нас? Что, каждый педик в этом городе шатается с хорошим фотоаппаратом?
- Потише, Сэм, - Джин обежал зал цепким взглядом, и впервые с момента встречи Сэм заметил в его глазах страх. Страх перед словами; этот человек сталкивался во время беспорядков с разъярёнными толпами вооружённых преступников, но боялся, что с языка случайно сорвётся лишнее слово.
- Мы обыскали дом Терри. Там ничего не было. Никаких тёмных комнат, или фотокамер, ничего компрометирующего… - Сэм покачал головой, и Джин пошёл к выходу. Сэм бросился за ним, они нырнули в Кортину и та тронулась раньше, чем Сэм захлопнул дверцу. Сэм перебирал в уме, что они нашли в доме Терри, да практически ничего. Его ежедневник забрали в отдел, но там было по большей части расписание приёмов, и Энни сейчас разбиралась в нём. Если бы фотографии всплыли, в частности, их с Джином, кое-кто вопил бы от ужаса (особенно Крис, с огорчением подумал Сэм). Но факт был в том, что они и не искали ничего компрометирующего у Терри, потому что он был не подозреваемым, а жертвой, и если что-то было припрятано, они наверняка это прозевали.
Они зашли в дом и начали переворачивать всё вверх дном. Сэм взял на себя кабинет, который Терри использовал как личный офис. Он перерыл стол и книжные полки, едва не начав швырять книги на пол, но тут Джин крикнул:
- Сэм!
Джин был наверху, наполовину высунувшись из чердачного люка, он глянул на подошедшего Сэма.
- Фотки.
Он бросил вниз большой конверт, и ещё, и ещё. Каждый был надписан и аккуратно заклеен – и каждый был торопливо, неровно вскрыт. Руки Сэма дрогнули при виде конверта с пометкой «Хант».
- Дерьмо, - Сэм глядел на конверт, понимая, что кто-то разорвал его, чтобы вытащить фотографии, и отбросил прочь. – Почему бы не унести весь конверт? Кажется, это не так трудно сделать.
Сэм повертел конверт, глянул на остальные. Джин уже развернулся и смотрел на него с лестницы.
- Были зарыты в куче газет. Даже и не ожидал найти там что-нибудь. Проклятье.
- Просто повезло? – Сэм чуть улыбнулся ему.
- Да, Сэмми-бой, просто повезло, - Джин, кажется, не был рад этому.
- Не понимаю, - Сэм побарабанил по конверту.
- Хотел бы, чтобы на них наткнулись, выложил бы их на стол, - нахмурился Джин.
- А если бы спешил?
- Схватил бы и сбежал. Некогда было бы открывать конверты и класть туда, где их найдут.
- Только их не нашли.
- Умно. Прячешь их от Терри в его собственном доме, чтобы тот думал, что они украдены. Они не у вас, он может обшарить твою квартиру в их поисках. Потом возвращаешься, когда его нет дома, и роешься в барахле сколько хочешь. Отлично. Так его пристрелили, когда он пытался их вернуть? – Джин, всё ещё стоявший на лестнице, щёлкнул языком.
- Подельник. Должен быть. Здесь нет тёмной комнаты, а в мастерской такие фотографии не напечатаешь, - сказал Сэм, вытащив несколько из конверта, который держал в руках. Снова они с Джином в Кортине, и Сэм просмотрел фотографии, надеясь найти подсказку. – Блядь!
Джин шагнул на пол и подошёл посмотреть фото в руках Сэма.
- Дерьмо.
Он глянул на Сэма, тот глянул в ответ и двинул Джину кулаком в лицо.
Джин особенно не давал сдачи, просто удерживал разбушевавшегося Сэма на расстоянии, а потом швырнул его через коридор. Сэм глянул на него с пола.
- Как давно, Джин? Как давно ты трахаешь этого парня?
Джин подобрал фото и в ярости разорвал его пополам, наплевав, что это была улика.
- КАК ДАВНО?!!
- Достаточно давно. Поднимайся.
Сэм уставился на него.
- Ещё до того?
Джин упёр руки в бока, всё ещё зажав обрывки фотографии, и тяжело вздохнул.
- Нет.
Сэм в шоке сел.
- Ты начал с ним после меня?
- Ты же не хотел, Сэм, ты сам это сказал.
- Ах ты лицемерный ублюдок! Чёртово трепло! Ебаный несчастный…
- Я тебя понял! – рявкнул Джин, швыряя обрывки на пол. – Ближе к делу!
Сэм не нашёлся, что ответить.
- Сэм, сейчас не время. – Джин нагнулся, собрал конверты, сунул порванное фото к остальным.
Сэм кое-как поднялся и глянул на Джина.
- Ёб твою мать. Гори оно синим пламенем. Мне плевать.
Он хотел уйти, но Джин схватил его за руку.
- Это и тебя касается. Мы попались на крючок этого ублюдка вместе.
- Мы. Не. Вместе, - Сэм выдернул руку из хватки Джина и вышел.
Закончилось тем, что Сэм пешком потопал к забегаловке, у которой оставил машину, это заняло больше получаса. В отдел он вошёл, прихрамывая из-за мозоли, ужасно злой. Энни заметила его и подошла ближе.
- Сэм?
Сэм уставился на свой стол. Прогулка слегка развеяла его ярость, но он всё ещё чувствовал себя разбитым. Преданным и разрушенным человеком, который, казалось, его любил, хоть и не признавался в этом. Не то, чтобы Джин говорил хоть что-то такое по любой причине. Не то, чтобы у Джина была хоть одна проклятая причина.
- Кое-что случилось, Энни.
- Сэм? Ты выглядишь ужасно. Вы с Джином снова подрались? – она потянулась и прикоснулась к той самой руке, за которую недавно хватал его Джин. Сэм вздрогнул. – Сэм?
- Что-то вроде этого. Энни… дела могут пойти… плохо.
- Как будто мы уже не проходили через это! – она ободряюще улыбнулась.
- Хуже, я даже не могу сказать тебе, насколько хуже. Слушай, где Рэй?
Энни удивлённо попятилась.
- В столовой.
- Спасибо.
Он оставил её запутанной, но этого было не избежать. Он отправился в столовую, нашёл Криса и Рэя, поедавших ланч, и остановился рядом.
- Что? – спросил Рэй немного погодя.
- Ты забираешь у меня дело Франклина.
Рэй прищурился.
- Вы работаете по этому делу с Шефом.
- Он работает, а я нет. Теперь твоя очередь.
Рэй уставился на него, потом переглянулся с Крисом и усмехнулся.
- А с вами что? Кое-кто не может больше с Шефом? Слишком он жёстко надрал чью-то пидорскую задницу, а?
- Ну да. На самом деле, заставил меня плакать, как девчонку, так что я пойду домой писать про него гадости в дневничок. Теперь сам с ним ебись, - Сэм развернулся на каблуках и вышел.
Сэм знал свои пределы. Он едва не вышел за них дважды в жизни. В первый раз – в молодости, когда влюбился и чуть не пожертвовал будущей карьерой ради девушки, которая не любила его. Он пришёл домой, и плакал на коленях у матери, и спал неделю, но потом взял себя в руки. Он уехал в Мексику на месяц, чтобы избавиться от помешательства, вернувшись, взвинтил свои амбиции до небес, и потом помянул это добром, когда стал старшим детективом-инспектором. Во второй раз - когда он думал прыгнуть с крыши. Он помнил это не слишком отчётливо, воспоминания выцветали со временем. Однако он, кажется, помнил ощущение, будто он сломан, сопровождавшее оба этих события и угрожающее потопить его сейчас. Он не был готов подать в отставку, но и работать сейчас совершенно не мог, это он знал.
С Джином он бросил вызов всем своим представлениям о собственной сексуальности и личной концепции любви. Он бросился в эти странные отношения, и если был плох в отношениях в целом, не ожидал, что эти рухнут так быстро и эффектно, забирая с собой столь большую часть его души. Он был честен перед собой, не зная определённо, чего в действительности хочет от Джина, но ему было предельно ясно, чего он не хочет. Может, Джину просто была нужна дежурная задница, и коль скоро Сэм не согласился, он нашёл кого-то посговорчивей. Сэм был заменяемым, или чувствовал себя таковым, и это разрушило больше, чем его отношения с Джином, это разрушило его самовосприятие.
Не говоря уж о карьере, которая рухнет в одночасье, так же как и джиновская, стоит только расследованию пойти наперекосяк.
Напиться было плохой идеей. Он нарочно держался подальше от «Рейлвей Армс», но и на квартиру пойти не мог себя заставить, так что, выйдя из управления, просто побрёл по улице, пока не наткнулся на парк. Он понимал, что ведёт себя безответственно, но чувства онемели. Совершенно онемели. Он думал, что уже, кажется, не помнит себя. Может быть, и к лучшему.
- Сидишь здесь весь день, Дороти?
Сэм глянул через плечо и заметил, что солнце садится. Он посмотрел на Джина.
- Еду это я мимо, смотрю, сидит на лавочке какой-то придурок криво остриженный, точь-в-точь только что сбежал из дурки. Надо, думаю, посмотреть, не нужно ли ему лекарство, - Джин обошёл лавочку, достал фляжку и протянул Сэму. Спустя секунду Сэм принял её, открыл и глотнул побольше крепкой, обжигающей жидкости. Джин уселся рядом. – Ну. Ты любишь поговорить. Говори.
Сэм покачал головой.
- Хорошо, тогда я скажу. Рэй вызвал меня по рации, говорит, ты спихнул ему дело, и что ему делать? Так что я, разумеется, сказал, что я драный педик и меня шантажируют фоткой, где мы с заместителем дрючим друг друга в Кортине, так что ты нас, конечно же, выручишь, Рэй?
Сэм рассмеялся, вопреки себе, и Джин потрепал его братски по плечу.
- Сэм, ты не можешь бросить это дело. Нельзя, чтобы Рэй что-то пронюхал, сам понимаешь. Это касается нас, что бы между нами ни было. Или мы разберёмся с этим, или пойдём в тюрьму.
- Там проще сделать меня твоей сучкой, - сказал Сэм без выражения, уже не испытывая ярости, только одиночество.
- Я не думаю о тебе так, Сэм. Никогда не думал. И никогда не буду.
- Нет, ты просто… - Сэм умолк и покачал головой, не желая скатываться в пафосную тираду. – Я думал… Я думал, это было что-то другое.
- Так и есть.
- Нет. Сколько времени прошло, прежде чем ты мне изменил? Месяц? Неделя? Ты выдержал так долго?
- Сэм, блядь, не начинай.
- Ты это сделал, не я. Я тебе «не дал», и ты использовал это как повод трахаться направо и налево, - Сэм пожал плечами.
- Да.
Сэм оглянулся на него, и заметил, что Джин смотрит вдаль, зло сверкая глазами.
- Однажды… это было в совсем другом мире, сразу после войны. Ты слишком мелкий, чтобы помнить. Везде был бардак. Этот город был опасным, никто не мог себя чувствовать спокойно, и американцы ушли, а с ними и их башли. Все были голодными, всё было непросто. Стю… подсел. Просто начал и продолжил, - Джин отхлебнул из фляжки, а Сэм глядел на него, недоумевая, как одно связано с другим. – Был один коп. Приглядывал за мной. Сколько мне было, пятнадцать? Ничего лучше не видел, просто ребёнок, выживающий на улице. Он вытащил меня из неприятностей, не дал потонуть. Он показал мне будущее, что я смогу делать как коп, как могу сделать свой город безопасным.
- Он был… твоим первым?
- Что? Нет, Сэм, твою мать, я не об этом. Я о тебе говорю.
- Не понимаю.
- Ты мне его напомнил. Чистый. Сильный, умный, весь нацелен в будущее.
- А-а-а, - Сэм нахмурился, надеясь, что не принимает этот комплимент близко к сердцу. – И что случилось?
- …я полез к нему, подумал… ну, не то подумал, как выяснилось. Он отдубасил меня, руку сломал, ухо чуть не оторвал…
- Вот дерьмо.
Джин просто пожал плечами, как будто это ожидаемо, если ты поцеловал не того мужчину.
- Я облажался тогда, и облажался с Марком, и облажался с тобой. У меня были свои причины, но факта это не меняет.
- Ты думал извиниться? – Сэм поднялся.
- Да. Он обозвал меня пидором и плюнул в меня, - Джин сунул руки в карманы пальто.
Сэм уставился на него в ужасе, пытаясь представить, каково это, если ты подросток и твой герой так с тобой обращается, после того, как избил тебя до полусмерти. Он даже не мог представить себе эти ощущения, и сдался, и наконец совладал с голосом:
- Нет, я имел в виду, передо мной.
Джин оглянулся на него.
- Я подумывал. Представил, как ты плюёшь в меня и обзываешь пидором, и что-то расхотелось, - Джин снова отвёл глаза. – Я не собираюсь извиняться перед человеком, который меня ненавидит, Сэм, - он произнёс это тихо и на редкость смирно, что остудило Сэма.
Джин пошёл прочь, к своей припаркованной машине. Сэм пошёл следом, и когда они забрались внутрь и захлопнули дверцы, он перехватил запястье Джина.
- Я не ненавижу тебя. Но ты причинил мне боль.
- Очень сентиментально, как раз в духе такой девушки, как ты, - Джин высвободил руку и ткнул пальцем в лицо Сэму. – Я вижу это в твоих глазах. Ты ничего ко мне не чувствуешь, и вряд ли чувствовал, потому что ты не гей, и будь ты проклят со своими попытками, - Джин отвернулся и завёл мотор с таким видом, словно только что поговорил о погоде. – Я не собираюсь оправдываться, ни в каком виде, ты видел фото. Я знал, что делаю, и знал, что будет, если ты узнаешь. И всё равно сделал. А теперь мы двигаемся дальше.
- Нет, нет… - Сэм затряс головой, чувствуя, что теряет контроль над ситуацией.
- Сэм, забей.
- Не могу.
Джин повёл машину вперёд.
- Сейчас у нас есть более важные проблемы.
Сэм смотрел в окно, чувствуя, что придётся идти на компромисс.

@темы: LoM, переводы, фанфики