11:55 

Тёмная сторона силы
Обморок. Занавес. (с)
Название: Молчание
Переводчик: Тёмная сторона Силы
Бета: WTF Life on Mars 2014
Оригинал: severinne, Silence; archiveofourown.org/works/157794
Размер: миди, 6472 в оригинале
Пейринг/Персонажи: Джин/Сэм, ОМП/Сэм
Категория: слэш
Жанр: ангст, хёрт-комфорт
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: дабкон
Краткое содержание: Молчание имеет свою цену. Человек, хранящий тёмный секрет Джина, требует ночь с Сэмом в уплату за молчание.
Примечание: все персонажи, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними

- Я всё ещё считаю, что это неправильно, - Джин уставился на каменное крыльцо перед филенчатой входной дверью.
- А я никогда и не отрицал этого, шеф, - сказал Сэм, прислонившись к дверной раме, опустив голову и прикрыв глаза. Голос был низким и хриплым от долгого молчания, тянувшегося всю необычайно тихую поездку от Рейлвей Армс до этого милого домика с террасой в престижном районе города. Видимо, сегодня они странно смотрелись в пабе: Джин едва прикоснулся к пинте из-за нервов, а Сэм глотал виски, словно умирал от жажды. Джин поглядел на своего заместителя с возрастающим страхом, подмечая, тем не менее, порозовевшие губы и бесконечное горло.
Сэм распахнул глаза, перехватил его взгляд, и Джин быстро отвернулся.
- Мы всё ещё можем уйти отсюда, - пробормотал он, больше для себя, но надеясь, что Сэм услышит и ухватится за шанс. Джин протянул руку. – Давай…
Но чокнутый ублюдок увернулся и забарабанил в дверь.
Джин услышал щелчок замка и тут же изменил позицию на защитную, пытаясь – бесполезно – прикрыть Сэма, но дверь открылась, и показалось утончённое, до ужаса знакомое лицо.
- Мистер Хант. Добрый вечер.
- Доктор Леннокс, - Джин почти пролаял приветствие, в отличие от плавной, гладкой речи хозяина дома.
- И… - доктор Леннокс склонил голову набок в ужасной пародии на заигрывание, его узкий, широкий рот расплылся в довольной улыбке. – Инспектор Тайлер! Мило, очень мило! – он отступил назад и приглашающе взмахнул рукой: - Проходите!
Собравшись, Джин шагнул внутрь и невольно усмехнулся роскоши просторного холла. Раздражённое презрение к гейским безделушкам было привычным ощущением, и Джин обернулся было, чтобы отпустить Ленноксу шпильку, но вдруг замер. Тот помогал Сэму снять кожанку, и от представившейся картины у Джина кровь застыла в жилах.
Леннокс стоял слишком близко, и лишние сантиметры роста давали ему возможность зарыться носом в короткие волосы на макушке Сэма, жадно вдыхая его запах, тем временем как длиннопалые руки стягивали куртку с плеч. Сэм был удивительно тих, хотя Джин заметил его напряжение - сжатые зубы, прищуренные глаза.
- Ммм, очень мило, - Леннокс задержал куртку на запястьях Сэма, слегка сжал руки, приостанавливая движение, прижался к спине Сэма и чуть склонил голову, чтобы насладиться запахом его шеи. Одобрительно мурлыча, Леннокс прижался губами к гладкой коже.
Сэм, заметно вздрогнув, дёрнулся и попытался вырваться. Леннокс зарычал, сжал запястья Сэма за спиной и заломил одну руку достаточно сильно, чтобы заставить его зашипеть сквозь стиснутые зубы. Джин зарычал ещё громче и быстро сделал два шага вперёд.
Глаза Леннокса резко метнулись в сторону, заметив его перемещение.
- Вы уже забываетесь, мистер Хант, - его вежливый голос потерял все тёплые нотки, быстро став смертельно холодным, как во время сегодняшней утренней беседы. – Разве что вы решили расторгнуть нашу маленькую сделку?
Грозный взгляд Джина дрогнул, переместившись с Леннокса на Сэма, это было действительно короткое путешествие, один всё ещё крепко сжимал другого. Грудь Сэма быстро поднималась и опускалась, но его тёмно-янтарные глаза безотрывно глядели на Джина, губы были плотно сжаты с мрачной решимостью. Джин тяжело сглотнул, уговорил себя поверить фальшивой уверенности, которую старательно изображал вдруг показавшийся слишком юным Сэм, и сделал шаг назад, сунув руки в карманы пальто.
- Так-то лучше, - Леннокс презрительно кивнул Джину и снова переключил внимание на Сэма, резко сдёрнув куртку и заставив его повернуться к себе одним рывком. – Что касается тебя, - Леннокс взял его за подбородок и заставил оторвать взгляд от Джина. – Ты забыл своё место, нечего тут строить целку, - он слегка ослабил хватку, его большой палец скользнул по подбородку Сэма и замер на нижней губе, требуя впустить. – Ты согласился на это, мой мальчик, - тон Леннокса смягчился немного, когда тот жадно наблюдал, как его палец проскальзывает между расслабившихся губ Сэма. – Этой ночью ты просто шлюха, отданная мне в уплату за молчание, - Леннокс медленно вытащил палец и размазал влагу по губам Сэма. – Либо начинаешь вести себя соответственно, либо сделка расторгнута.
И когда Леннокс подался вперёд и присосался к этому влажному рту жёстким поцелуем, Сэм не дрогнул. Его руки висели вдоль тела, пальцы непроизвольно тряслись, и Джин невольно загляделся, как его зам приоткрыл губы, подставляя их штурмующим губам и зубам. Его собственные руки дрожали и сжимались в глубине карманов.
Наконец Леннокс отстранился и ухмыльнулся, задержав палец на влажных, покрасневших губах Сэма.
- У тебя изысканный вкус, - промурлыкал он, - но это может быть и виски, - он опустил руку. – Ванная наверху, вторая дверь налево. Я уже набрал для тебя ванну. Одежда на двери, хочу, чтобы ты вернулся в ней.
Сэму удалось неловко кивнуть и бросить тайком нечитаемый взгляд на Джина, который заставил себя выдержать этот взгляд, не показав стыда, или отвращения, или чего-нибудь ещё более ужасного, пока Сэм не отвёл глаза и не ушёл по коридору. Густой ворс безумно дорогого ковра приглушил стук каблуков. Джин глядел вслед ему, наблюдая, как изящная фигура поднимается по лестнице и исчезает.
- Восхитительно, - Джин повернул голову и глянул на Леннокса, который поглаживал куртку Сэма обеими руками, пропуская кожу между пальцами. – До чего восхитительно… - Леннокс прижал куртку к лицу, глубоко вдохнул. Джин вздрогнул от ужаса.
Почти никакого шума, этот ублюдок лежит с подушкой, прижатой к лицу, заглушающей все звуки. Не то, чтобы чему-то осталось шуметь в этой оболочке, бывшей когда-то…
- Хотите выпить, мистер Хант? – Леннокс прошёл мимо него в соседний зал, такой же зловещий, как холл, и едва освещённый. – Простите великодушно, что не предложил раньше, у меня не часто бывает компания, - болтая, он нагнулся к бару и выбрал одну из бутылок, выстроившихся на зеркальной полке. – Вы же поклонник односолодового?
Джин расстроенно хмурился, глядя, как Леннокс вытирает пыль с пары резных хрустальных стаканов.
- Если честно, я и знать не хочу, как вы узнали мои предпочтения в выпивке, - проворчал он сердито.
Доктор Леннокс тонко улыбнулся, предлагая щедрую порцию янтарной жидкости.
- Мы пили как-то вместе.
Рука Джина сама собой потянулась к стакану. Ещё не успокоившийся виски был тёплым, слишком тёплым.
Негнущиеся пальцы тянут прохладную серебристую фляжку по белой простыне, обескровленные руки не слушаются, руки доктора так же чисты, как всегда, должна быть кровь в этих…
Джин осушил половину стакана одним махом. Тепло медленно разливалось по телу в затянувшейся тишине комнаты, в должной мере успокаивающее и бодрящее. Инстинкты сплотились вокруг знакомого огня - его должность, его сила, его потребность защищать то, что он считал своим.
- Смотри, - сказал Джин наконец хриплым голосом, - что бы ты потом ни устроил, ещё раз назовёшь моего офицера шлюхой, и я сделаю из твоей грёбаной мошонки кошелёк.
Приподняв бровь, Леннокс налил себе вторую порцию, первая была давно выпита - спокойно, со смакованием.
- Просто надо было напомнить вашему мальчику, на что он согласился, - он строго глянул на Джина. – На что вы согласились.
Тот скрипнул зубами, подавляя новый укол вины.
- Мой детектив-инспектор, - прорычал Джин демонстративно, - согласился на эту мерзость только ради того, что ты будешь держать рот на замке. Шантаж, вот что это. Он тебе не драная шлюха, понял? – Хант подчеркнул свои слова, ткнув двумя пальцами в сторону Леннокса. – И если ты ему сделаешь больно, клянусь богом, я…
Леннокс вдруг расхохотался, громко и весело.
- Что, в самом деле? Конечно, ему будет немножко больно, иначе в чём удовольствие? – он улыбнулся, показывая мелкие белые зубы. – Не волнуйтесь, мистер Хант, ваш детектив-инспектор придёт в форму к утру, сможете делать с ним всё, что хотите. Даже поздно ночью, если вам так не терпится, - добавил он и заговорщицки подмигнул.
Джин почувствовал, как его рука сжимается на остром хрустальном стакане, впечатывая узоры в ладонь, чтобы не разбить Ленноксу его поганый рот.
- Я не об этом, грязный ты извращенец, - прорычал он. – Я тебе не похотливый жополиз, я никогда, повторяю, никогда…
- Правда? – Леннокс с любопытством склонил голову набок, глядя за широкие плечи Джина. - А я предполагал… с чего бы ещё ваш коллега здесь?
С тошнотворным страхом Джин оглянулся. Сэм неуверенно топтался в дверях, босой, закутанный в синий шёлковый халат, короткие волосы были мокрыми и торчали во все стороны. Смутный и непонятный испуг отразился у него на лице, когда он встретился взглядом с Джином и быстро отвёл глаза, что-то похожее на стыд проскользнуло в напряжённой закрытости его позы.
Джин выругался про себя. Похоже, Сэм слышал каждое слово. Похоже, не понял, что отвращение относилось к сделке.
- До чего забавно, - Леннокс сделал шаг в сторону, продолжая разглядывать Сэма, его бледно-голубые глаза явственно скользили вверх и вниз по стройной фигуре. – Если дело не в этом… мой дорогой мальчик, боюсь и спросить, это твой первый раз?
Сэм задрал подбородок, заметно ощетинившись. Джин почувствовал прилив гордости за знакомое, холодное презрение, которым тот обдал Леннокса, хотя и напряжённо ожидал ответа. Любой вариант был по-своему опустошающим.
- Нет, конечно же, - усмехнулся Сэм бодро, защищаясь. – Я не девственник.
- Нет, конечно же, - мягко повторил Леннокс, делая шаг вперёд. – Такой красивый парень, как ты… несомненно, леди проявляли интерес. Но нет, - он ещё приблизился, настороженно следя за реакцией Сэма, - мне любопытно, замечали ли тебя и джентльмены. Обладали ли они вкусом? – его движения стали совершенно хищными, его тянуло к Сэму, как журналиста к убийству. – Ты когда-нибудь возбуждал в мужчине искушение и страсть, заставлял себя желать?
- Эмм… Я… это… - в глазах Сэма вспыхнула лёгкая паника. Джин понял, что эти отчаянные глаза ищут его, и перехватил взгляд, пытаясь как-то передать ответ. Да, Сэм, да.
- Ты когда-нибудь удовлетворял другого мужчину при помощи рта, Сэм? – Леннокс был уже близко, в его голосе звучал триумф. – Ты когда-нибудь позволял мужчине войти в тебя, или я буду у тебя первым?
Сэм крепко зажмурил глаза, закрываясь от Джина, и резко мотнул головой.
- Нет, я никогда раньше… не делал таких вещей.
И Джин тоже закрыл глаза, сердце замерло от чего-то, похожего на глубокую потерю.
- Я и не думал, - промурлыкал доктор Леннокс. Во внезапно наступившей тишине Джин мог расслышать плеск виски, довольное мычание, сорвавшееся с закрытых губ. Осторожно открыв глаза, Джин поглядел в свой стакан и прикончил виски одним глотком.
- Мой сладкий мальчик, - Леннокс покрутил виски в стакане, потянулся и провёл костяшками длинных, старчески-худых пальцев по зардевшейся щеке Сэма. Хотя его глаза всё ещё были закрыты, Сэм даже не вздрогнул от прикосновения. – Не волнуйся, я очень хорошо о тебе позабочусь … ох, где мои манеры? Хочешь выпить?
Сэм распахнул глаза, на его лице мелькнуло смущение. Он открыл рот, но, кажется, растерял слова.
- Вот и молодец, - отсалютовав стаканом, Леннокс сделал хороший глоток и приблизил губы к губам Сэма, положил руку ему на затылок и углубил поцелуй. Видно было, как горло Сэма сжалось, адамово яблоко качнулось вверх и вниз, когда он попытался проглотить виски, насильно влитый стариком, и Джин резко вдохнул, ругая себя, что ещё одна возможность была утрачена, едва сформировавшись.
Когда они наконец разделились, Сэм выглядел потрясённо, Леннокс победно, а Джин порадовался, что не снял пальто, потому что его полы прикрывали эрекцию, выпирающую из штанов, и при одной мысли, что она посмела появиться в такой момент, его мутило от отвращения к самому себе.
Быстрый розовый кончик языка Леннокса скользнул по нижней губе.
- Восхитительно… хотя мне не хватало того, первого вкуса… было что-то в этом резком виски на твоём языке, что-то… дешёвое, - рука его скользнула за пазуху сэмова халата, погладила грудь и вынырнула - одним ласковым движением. - Не пора ли нам перейти в спальню?
Сэм снова сглотнул и отвёл взгляд, поэтому не заметил, как доктор Леннокс резко выбросил руку и схватил его за подбородок, сжимая до синяков, заставляя смотреть в глаза.
- Ответь мне, - холодно приказал Леннокс.
Короткая судорога прошла по лицу Сэма, и Джин снова опустил взгляд, заметив тот же влажный блеск в его глазах.
- Да, – прошептал Сэм.
- Хороший мальчик, - доктор Леннокс украл короткий поцелуй, прежде чем положить руку на затылок Сэма, заставляя повернуться. – Прихватите бутылку, мистер Хант, если вы с нами, - бросил он через плечо, на этот раз снова добродушно. – Может, мне захочется ещё глотнуть.
Ненавидя себя, Джин схватил виски и последовал за ними в спальню.
- Шеф! Доктор, которого мы с Крисом допрашивали в госпитале святого Джеймса… не знаю, в чём дело, но он сказал, ему надо поговорить с тобой…
- Здравствуйте, мистер Хант. Уделите мне немного времени?
- Простите, сэр, не могли бы вы подождать минутку снаружи…
- …выйди, Тайлер. Впусти человека и проваливай.
- Извините, что вмешиваюсь, но, я думаю, мистеру Тайлеру лучше остаться.
- Простите, сэр, я не понимаю…
- …ты, грёбаный ублюдок.
- Шеф?
- Тайлер, вон.
- Почему? Что происходит?
- Сэм, пожалуйста, просто выйди… сейчас же.
- Нет.
Кроме всего прочего, был ещё простой факт существования кожи Сэма, участвующей в тщательно подавляемых фантазиях Джина. Он жадно впитывал её проблески, предоставляемые ежедневной работой бок-о-бок: шея, предплечья, когда Сэм закатывал рукава, этот обещающий разлёт воротника над расстёгнутой пуговицей, Святой Кристофер, притягивающий взгляд так, словно был покровителем греха. В самые преступные моменты, в те одинокие ночи, когда обе руки шарили под пижамой, воспоминание о Сэме, голом и прикованном, было сладчайшим удовольствием, и это было одновременно слишком, больше, чем Джин заслужил по праву, и одновременно недостаточно, из-за невозможности вызвать в фантазиях таинственную территорию, прижимавшуюся к тощему матрасу. Был целый мир от пяток до затылка, который Джин мог только вообразить, и то, что он этого не видел, сохраняло скромность Сэма в какой-то старомодной манере, делало его драгоценным. Держало их на расстоянии, сократить которое не могла ни одна дружеская потасовка.
И даже сейчас, когда длинные пальцы Леннокса потянули синий шёлк халата с плеч Сэма, с любованием позволили соскользнуть по изгибу ягодиц и упасть на пол, желание Джина было жестоким, как никогда. Несмотря на беспомощный ужас, глаза Джина впивались в каждый клочок обнажавшейся кожи, последней неизведанной территории сэмова тела, крепкого и сияющего в полутьме спальни.
Он должен был смотреть. Потому что Леннокс, этот извращенец, требовал того же. Потому что он обязан был защитить Сэма, хотя и знал, что уже слишком поздно. И от того, что он не перестал бы смотреть, даже если бы мог выбирать, Джину хотелось расколотить каждую хрупкую вещь в этой комнате, начиная с мерзких лап Леннокса и заканчивая собой.
Леннокс поймал его взгляд из-за изгиба плеча Сэма и понимающе подмигнул. Джин отвёл глаза и выпил ещё.
Виски, налитый Ленноксом из графина в его офисе, был невероятно мягок, намного превосходил односолодовый из фляги Джина, подарок Миссус в честь назначения его инспектором в прошлом месяце, и с первого глотка Джин знал, что он скажет да, да, что угодно за молчание, он знал, что молчание имеет цену…
Сэм кончил почти беззвучно, крепко закусив нижнюю губу и непроизвольно выгнувшись на кровати, жёсткая дрожь пробежала по его гибкому телу. Если он и издал какой-то звук, тот потонул в похотливом стоне Леннокса, драматически громком, хотя его губы обхватывали член Сэма. Он выпевал своё удовольствие с излишним смакованием, оторвавшись от главного приза и двинувшись вверх по телу Сэма. Одной рукой заведя руку Сэма за голову, Леннокс напал, накрывая губы Сэма своими, и тот, в отвращении, с возмущённым вздохом отвернулся, подставляя щёку полному спермы рту Леннокса.
- Грязная шлюшка, - Леннокс шлёпнул его легонько, пальцы погрузились в остатки семени на лице, размазали его по губам. – Так тебе больше нравится? Будешь вести себя хорошо, я обкончаю всё твоё миленькое личико… делая его ещё красивее, маленький развратник…
Перламутровый блеск семени на губах поймал отблеск света прикроватной лампы, когда Сэм отшатнулся, и намертво приковал немигающий взгляд Джина, отправляя весь зарождающийся в его теле жар к низу живота.
Заставив похолодеть всё остальное.
Леннокс прополз на коленях и устроился на груди Сэма, прижимая плечи.
- Надеюсь, ты запомнил урок, - сказал он, распуская пояс.
Пальцы ослабили тесный узел галстука до того, как Леннокс открыл рот, и было в этом что-то настолько спокойное, настолько обнадёживающее, что Джин едва заметил, как его пальцы делают то же самое в жажде дышать, в жажде вернуться к нормальным отношениям с нормальным человеком, целителем, а не убийцей…
Пальцы Леннокса аккуратно потянули концы шёлкового галстука, туже связывая руки Сэма за спиной.
- Так куда лучше, - пробормотал он, пробегая паучьими пальцами по напряжённым бицепсам Сэма к тому месту, где его слишком белые зубы уже вгрызались, почти ласково, в плечо. – Ты же не будешь больше делать глупостей?
Тон Леннокса был лёгким, фальшиво-игривым, в отличие от уничтожающего взгляда, который он бросил на Джина, шмыгнув носом, втягивая капающую из него кровь. В меньшей мере Джин ликовал по поводу этого маленького бесполезного кровопролития, в большей мере не мог оторвать взгляд от случайных капель крови, казавшихся ранами на коже Сэма. Он ответил на неодобрение Леннокса молчаливым полупожатием плечами, как бы намекая тому, что надо бы понимать, любой человек, решивший переспать с детективом-инспектором Тайлером, в результате окажется с разбитым носом.
Полупожатие и ещё глоток. Леннокс нахмурился, потом снова переключил внимание на Сэма, поворачивая трепещущее тело с клинической фамильярностью человека, хорошо разбирающегося в тонкостях анатомии, точно знающего, как согнуть его и уткнуть лицом в подушку, словно образец, словно труп. Это было так просто, теперь, когда Сэм не сопротивлялся.
Сэма было так просто…
Живот Джина скрутило от отвращения, пришлось отставить напиток в сторону, руки тряслись – он был в шоке от собственного предательства.
Рука, снявшая подушку, была такой уверенной, такой устойчивой, а руки Джина всё тряслись, не переставая, было удивительно, как он всё сделал, и он начал надеяться, что ничего не вышло, то несчастье, которое в итоге к счастью, но подушку убрали, и нет нет нет нет о боже нет…
Губы Сэма лихорадочно скользили по простыне, он мягко шептал в постель, пока Леннокс, двигаясь внутри, дёргал его туда и сюда. Каждый резкий толчок вызывал громкий выдох из распростёртого тела, делая слова громче и понятнее испуганному слуху Джина.
- Проснись… - выдыхал Сэм, с силой зажмуривая глаза. – Давай же, проснись, проснись, проснись…
- Проснись! – прорычал Джин в застывшее, бессмысленное лицо, всё ещё хранящее следы подушки. – Проклятье, ублюдок… блядь, пожалуйста, проснись… блядь, прости, прости, только проснись…
- Проснись, проснись, проснись… - мантра звучала всё глуше, Сэм открыл глаза и смотрел, отсутствующе и потерянно, прямо сквозь Джина, как будто того и не было. – Проснись, это не настоящее, не настоящее…
Леннокс зарычал и подался вперёд, накрывая Сэма полностью и зажимая ему рот ладонью.
- Ты спятил, малыш? – выдохнул он. – Ты… сладкий, сумасшедший мальчик… папочка позаботится о тебе, шшшш…
Затылок Леннокса быстро заслонил лицо Сэма, по которому текли слёзы, когда Леннокс придвинулся ближе, целуя, бормоча и продолжая двигаться в теле, полностью пришпиленном им к кровати.
Джин чертовски надеялся, что если Сэма не видно, значит, он исчез.
- Джин. Рискуя показаться Дороти, я могу помочь тебе. Любого можно найти, даже в эти времена. Я думаю, мы можем найти твоего брата.
- Я уже нашёл, Сэм. Только было слишком поздно.
- Сэм… - Джин неуверенно замер у изножья кровати, неловко протягивая халат. Свет лампы играл на шёлковой ткани, волнующейся в дрожащих руках, бросал блики на кожу, влажную от пота и прочих жидкостей, о которых Джин не готов был думать в ближайшее время.
Медленно, методично рука выпуталась из клубка конечностей, отыскала опору на мягком матрасе. Сэм перенёс вес тела на опорную руку, поднялся на колени. Мелькнула внутренняя часть бедра, обильно покрытая белым с прожилкой красного. Импульсивно Джин подался вперёд и замотал тело Сэма в халат, упорно дёргая скользкий шёлк, убегающий из держащих его рук.
Сэм замер от прикосновения, и Джин мысленно выругался, приготовившись ретироваться и оставить его в покое, в котором он, несомненно, нуждался. И снова был потрясён, когда Сэм подался навстречу руке, лёгшей на плечо. Медленно, неуверенно Джин сжал плечо и, как хотелось бы ему думать, обнадёживающе погладил, прежде чем отступить.
- Сэм, - повторил он. – Давай, мы здесь закончили, пора уходить.
Потирая запястья, Сэм рассеянно кивнул и свесил ноги с края кровати, гримаса прорвалась сквозь бесстрастную маску, когда он заставил себя сесть, а потом подняться на ноги. Он слегка покачнулся, и Джин придвинулся ближе, чтобы поддержать его, но застыл, когда вернувшаяся жёсткая целеустремлённость заставила Сэма распрямиться и надёжно замотать края халата вокруг стройного тела, руки не глядя завязали тройной узел на шёлковом поясе. Джин думал, что надо что-нибудь сказать, но сомневался, что слова пройдут через огромный ком, застрявший у него в горле, так что вместо этого подобрал пустую бутылку и, дважды проверив, что это его собственный стакан, - он не хотел, чтобы хоть что-то от Леннокса снова коснулось Сэма, – налил побольше и протянул Сэму. Он заметил, как взгляд Сэма метнулся к нему и снова вниз, прежде чем Сэм взял стакан и поднёс к разбитым губам.
Наблюдать, как его длинное горло двигается, пока он пьёт, было так же отвлекающим, как всегда, но теперь тошнотворная волна вины заставила Джина перевести взгляд на что-нибудь ещё. Он взволнованно смотрел на крепко сжатые веки и побелевшие суставы, смотрел, как Сэм глотает виски, даже не чувствуя вкуса.
Допив, Сэм опустил руку и уставился в пустой стакан, будто бы ища подтверждения, что дело сделано, и больше не двигался. Джин ждал. Он поднял бутылку, сделал быстрый, основательный глоток и вздрогнул от отвращения при звуке виски, плеснувшего в тишине комнаты. Сэм всё ещё не шевелился, молчал. Чёрт побери, даже не мигал, насколько можно было судить.
- Ладно, - Джин расправил плечи, глоток из бутылки придал ему храбрости вытащить стакан из безвольных пальцев Сэма и бесцеремонно отбросить на ковёр. Он не хотел говорить Сэму, что тому делать, но бедного ублюдка надо было увести отсюда. – Все твои вещи всё ещё в ванной напротив. Пойдёшь переоденешься?
Сэм кивнул прикроватной лампе. Джин кивнул в ответ за неё.
- Отлично, - он порылся в кармане пальто. – Жду у машины, как будешь готов.
Он вложил ключи в раскрытую ладонь Сэма – пальцы всё ещё словно обнимали призрак стакана. При первом малейшем касании пальцы Сэма крепко сжались вокруг джиновых, крепко, судорожно вцепились. Жёсткий пластик и металл ключей от Кортины впились в ладонь Джина, но тот держался крепко, принимая свою часть боли, желая, чтобы она была больше.
- Сэм, - повторил он, уже мягче. Сэм теперь смотрел то ли на их сцепленные руки, то ли вообще в пол, так что Джин слегка наклонился и опустил голову, вглядываясь в его лицо. Выражение лица было пустым, слёзы ползли по щекам и носу.
- Дерьмо, - Джин прикрыл глаза, подавляя инстинкты, готовые взять над ним верх. Он хотел обнять Сэма. Погладить, чтобы дрожь унялась, напряжённая спина расслабилась, сорвать этот ужасный халат с его тела.
Больше всего Джин хотел оказаться в кровати, не пахнущей Ленноксом, и вернуться на несколько часов назад. И то, и другое было невозможно.
Сделав глубокий вдох, он переложил пальцы Сэма на ключи, подержал, наслаждаясь контактом.
- Готов?
Влажные глаза метнулись к нему, послав очередной всплеск боли в грудь Джина. Сэм снова кивнул и крепко сжал ключи от Кортины, другой рукой смахнул слёзы со щёк слегка смазанным жестом. Он какое-то время глядел вверх, медленно дыша, чтобы успокоиться, потом скользнул прочь – к двери и вон из комнаты.
Как только Сэм вышел, как только дверь ванной на том конце холла хлопнула, Джин рухнул в кресло, ноги не держали. Что-то по-прежнему зудело у него под кожей, укусы отвращения, позорного возбуждения и ужаса, укутанные покрывалом застывшего молчания.
Молчание Сэма пугало Джина больше прочего.
- Он больше не был живым… в любом из смыслов этого слова, понимаешь? Я просто подумал… просто подумал, ладно? Я бы просто не выдержал. Не мог бы видеть его в таком состоянии, не зная, как долго… блядь. Блядь.
- Шшшш… Джин, пожалуйста, просто присядь.
- Не-а. Я просто сбираюсь… собираюсь прийти с повинной. Сделать то, что должен был сделать много лет назад.
- Нет, ты не придёшь с повинной. Я тебе не позволю.
- Прекрасно. Давай, Глэдис, сядем поудобнее, подождём, пока Леннокс нанесёт визит начальнику полиции. Нихрена я не буду ждать, пока он сделает ход первым…
- Ему не придётся. Если я…
- Не смей, блядь, произносить это, Сэм!
- Я не позволю тебе пропасть из-за этого.
Он нашёл Леннокса внизу, в кабинете. Свежевымытого. Аккуратно одетого. Наливающего себе ещё. Ублюдок практически сиял, и при виде этого гнев Джина вспыхнул с новой силой, это сияние принадлежало не тому. Он украл его, украл так много…
- Я заметил, что Сэм вышел не так давно, - Леннокс махнул рукой в сторону дверного проёма за спиной Джина, и тот понял, что оглянулся и пялится в коридор, прежде чем смог себя остановить. – Я не стал прощаться.
Джин хмыкнул и уставился на туфли, потому что вид Леннокса заставлял его руки трястись и сжиматься в кулаки в карманах пальто.
- Нам без надобности, - буркнул он.
- Конечно, - согласный тон заставил Джина поднять глаза в замешательстве. – Мы же увидимся завтра вечером. Я думаю, чуть раньше. В шесть? В семь?
- Какого хрена ты несёшь?
- Ужин, мистер Хант, - терпеливо пояснил Леннокс. – Добро пожаловать, если хотите сопроводить Сэма, разумеется. Думайте об этом, как о жесте доброй воли в честь нашего сотрудничества.
- Ты, должно быть, шутишь, - сердце Джина упало.
- Только ужин и выпивка, знаете, я понимаю, что вы человек занятой, - Леннокс улыбнулся снисходительно, даже будто извиняясь. – Нам с Сэмом надо будет побыть наедине, он не из тех, кого легко уломать, но, боже… - он замолчал, покрутил виски в стакане, его бледные глаза потемнели. – Хорошо, что я в отпуске до конца недели, - пробормотал он и сделал глоток.
- Нет.
- Прошу прощения? – Леннокс сглотнул и уставился на Джина.
- Это была разовая сделка, - прорычал тот так громко, что перекрыл рёв собственной крови в ушах. – Одна ночь, Леннокс. Одна. Ты повеселился, но если ты ещё тронешь его своим блядским пальцем…
- То что вы мне сделаете? – упоение собственной гениальностью на лице Леннокса сменилось ледяным презрением. – Боже мой, что вы за дурак… думаете, я откажусь от всего только лишь за одноразовый трах? Если могу получать то же ночь за ночью? – он презрительно рассмеялся. – Твой мальчик хорош в постели, этого у него не отнять, но этого недостаточно, чтобы я забыл то, что знаю. Вы всё ещё мой, мистер Хант.
Правда о преимуществе Леннокса дошла до Джина, но не эти слова заставили гнев прокатиться огнём вверх по позвоночнику.
- Не смей, блядь, говорить о нём в таком тоне, - предупредил он, не в силах больше говорить - только приглушённо рычать.
Рот Леннокса жестоко скривился.
- Я буду говорить о вашем маленьком развратном детективе-инспекторе так, как мне заблагорассудится, - он безбоязненно насмехался. – Теперь он мой, и я научу его прибегать по первому зову, когда бы я…
Джин захлопнул дверь, прежде чем продолжить. Он не хотел делать лишнего шума.
*
- Патологоанатом говорит, что это случилось несколько дней назад, - Рэй замолчал, задумчиво пожевал жвачку, - но точное время определить уже не может. Он был в отпуске всю неделю, и никто его не хватился, пока сегодня утром не пришёл замерщик.
- Бедолага, - угрюмо поддержал его Крис.
- Да, заблевал там всё, это уж точно.
- Не, я про убитого… У него что, не было родных?
- Не тупи, Крис, - фыркнул Рэй, качая головой. – И неважно, что пуля в голове сделала всю работу, внутреннее кровотечение от сломанных рёбер доконало бы его раньше или позже. Не говоря уж об отстреленных яйцах, - в голосе звучали одновременно отвращение и восхищение. Рэй взялся за уголок простыни. – Хочу сказать, ты только посмотри…
- Рэй, - Сэм негромко перебил его, вцепляясь до побелевших костяшек в другой край простыни. – Можете вы с Крисом выйти? Мне надо переговорить с шефом.
Это не звучало как вопрос, но Рэй всё же вопросительно посмотрел на Джина, тот кивнул в знак согласия, хотя тревога грызла его изнутри. Он сунул руки в карманы пальто и уставился на тело, лежавшее на секционном столе, ожидая, пока Крис и Рэй покинут помещение.
Забавно, до чего было легче смотреть теперь, когда смерть и два дня изменили доктора Леннокса до неузнаваемости.
Джин изучал раздутое лицо Леннокса с холодным любопытством, одним ухом прислушиваясь к шагам в покрытом плиткой коридоре морга. Сэм, должно быть, тоже прислушивался, ожидая, пока стихнет эхо, прежде чем заговорил.
- Это ведь ты сделал? – в голосе Сэма было достаточно сомнения и надежды, чтобы превратить эту фразу в вопрос, поэтому Джин ответил спокойно, встретившись глазами с Сэмом:
- Да.
Сэм кивнул, замер посреди движения, устало опустив голову на грудь, и принялся разглядывать тело Леннокса.
- Из чего я делаю вывод: тебе показалось недостаточно.
- Что? – из всех реакций, Джин даже вообразить такую не мог, не то, что угадать её вероятность.
- Если ты действительно хотел разобраться так с… ним, - Сэм наконец отвёл глаза от тела и указал на него дрожащей рукой, - мог бы, по крайней мере, сделать это сразу, до того, как…Ну. Ты знаешь. Избавило бы нас от некоторых хлопот, а? – сухой, короткий смешок, сопровождавший последние слова, был достаточно безумен, чтобы Джин похолодел от страха.
- Сэм…
- Нет! - выплюнул тот, преображаясь в момент: глаза сверкали от ярости, тело приготовилось к бою. – Не смей, после того, что я сделал для тебя, и всё впустую, до хуя бессмысленно, да?
Джин с трудом сглотнул, пытаясь сказать хоть что-то, произнести хоть звук.
- ДА?! – Сэм обошёл стол и толкнул Джина в грудь, не сводя с него блестящих глаз. Яростный удар, казалось, остановил сердце, убил насмерть, Джин вздрогнул и отвернулся, отчаявшись защитить своё усталое тело, в котором, кажется, уже ничего не осталось. Отчаявшись защитить Сэма от него самого.
- ДА?! - кулак врезался в левую почку. Джин охнул от боли, но ничего не сделал. Это было бессмысленно.
- Чёрт возьми, Джин, - руки вцепились и потянули его пальто, Джин отпрянул назад, ближе к кафельным плиткам, надеясь, что их прохлада впитает жар, жгущий его изнутри.
- Не смей, блядь, теперь игнорировать меня, ты, ублюдок!
Сэм дёрнул его руку, чуть не вырвав из сустава, и Джин среагировал так же, как всегда: схватил и скрутил Сэма, так что тот ткнулся в прохладную плитку, а Джин врезался в него.
Именно тепло его крепкого тела напомнило Джину, почему он не должен был больше позволять себе подобной близости. Ощущение тела Сэма под руками, звук его тяжёлого, неровного дыхания, и Джин снова стал беспомощен, сердце гулко билось, а вставший член упирался прямо в бёдра Сэму. С отвращением к тому, что потерял самоконтроль в такой момент, Джин съёжился, ожидая, что Сэм замечется, запаникует и заорёт, чтобы он проваливал, но Сэм не сопротивлялся. И не съёживался со стыда, что заставило Джина поколебаться.
Если бы Джин мог подобрать слова, он сказал бы, что Сэм ждёт чего-то, ждёт и смотрит глазами, потемневшими от невысказанного вызова.
Что бы это ни было, Джин в любом случае не был к этому готов. Он оттолкнул Сэма и сделал несколько неверных шагов назад.
- Я не мог сделать этого с тобой снова, - выпалил он. – Это бы не прекратилось, он… он не хотел прекращать. Ему не было необходимости, при том, что он знал… Он просто хотел ещё… - что-то жёсткое и горькое застряло у Джина в горле. – Я хотел прекратить это. И прекратил, но я сделал это ради тебя, Сэм…
Сэм быстро, мягко выдохнул, глаза у него распахнулись, рот приоткрылся, но Джин продолжил говорить, не в состоянии остановиться сейчас.
- …но я ещё не разделался с этим, - он ткнул пальцем в секционный стол. – Я, как мог, старался уничтожить улики, но только вопрос времени, когда твои гайдовские штучки вытащат всю правду наружу, и всё же, это гораздо лучше, чем…
- Нет, - что-то в лице Сэма дёрнулось с отвращением при упоминании о Гайде, но в остальном он оставался спокоен, слишком спокоен, стоял, прислонившись к стене. – Я не найду ничего, – пообещал он. – Ты же сказал, что всё стёр. И если я что-то найду… Могу же я от этого избавиться?
- Нет, - отрезал Джин, стараясь, чтобы выходило твёрдо и без тени страха. – Хватит прятаться. Не могу больше. Десять лет этого дерьма, и я просто… - он сделал глубокий вдох, чуть не задохнувшись от переизбытка консерванта, которым тянуло от тела на секционном столе. – Нет.
- Да, - Сэм подался вперёд. Блеск его глаз перешёл в опасный, ликующий. – Разве не видишь? Вот зачем я тебе нужен. Всё хорошо, я просто могу помочь тебе, Джин, - он улыбнулся, и это была первая улыбка за последние дни, но было в ней что-то неправильное. – Я сохраню всё в тайне.
Торжественный, произнесённый шёпотом обет был как пальцы, сдавившие горло.
- Сэм…
- Как я уже говорил, я не дам тебе пропасть из-за этого, - его взгляд снова скользнул к столу, а улыбка превратилась всё в ту же тихую вялость, за которой Сэм прятался все эти дни. Джин сморгнул, представив, как легко сейчас по этим бледным щекам могут побежать слёзы. – Мой мир. Это мой мир, мой разум… они не отнимут тебя у меня, я им не позволю…
Вызывающий оцепенение ужас разлился по венам Джина. Он уже давно не видел Сэма, разговаривающего так, с пустым местом. Так, словно он говорил с мерзким призраком Леннокса, оставляя Джина в стороне от необъявленной договорённости.
- Джин.
Он поднял глаза. Он не мог вспомнить, в какой момент был вынужден отвести взгляд.
- Иди сюда.
Эхо светлых туфель было слишком громким, почти столь же непристойным, как согласие, вспыхнувшее в глазах Сэма, как его рука, нырнувшая под пальто Джина. Было бы так просто…
- Знаешь, почему я согласился на это? – спросил Сэм серьёзно. – Ту ночь с… - казалось он был напуган возможностью произнести имя, и продолжил ещё быстрее: - ты понимаешь, почему я зашёл так далеко ради тебя?
У Джина вышло кивнуть. Он всё понимал, даже слишком хорошо.
Когда Сэм потянулся за поцелуем, Джин наклонил голову и встретил его на полпути. В конце концов, молчание имело свою цену.

@темы: LoM, переводы, фанфики

URL
   

Тёмная сторона силы

главная