Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
21:53 

Любовь как музыка, глава 11

Тёмная сторона силы
Обморок. Занавес. (с)

Пока не в обзоры.

Я прошу помощь зала с вот этим куском There went his
non-swearing tally. Out the window.

 

Земля душит... Когда этот кашель меня доконает, я умоляю вас подержать моё тело открытым, чтобы не быть похороненным заживо.
Шопен.
ОДИННАДЦАТЬ
Самое важное совершенно невозможно выразить словами. Множество людей произносит слово любовь, понимая его по-своему, потому что никто не знает истинного значения слова «любовь». Даже те, кто выдумал это слово, наверняка не знали в точности. Трудно сказать «прости», потому что это слово только открывает список моментов, в которые вы были неправы. Оно не избавляет от тоски, сожаления, радости, без которых нет причины извиняться. Оно не исключает «мне не хватает тебя», но и «не хватает» само по себе не имеет смысла. Проще всего сказать «прощай».
Говорят, музыка начинается, когда кончаются слова.
Но иногда слова - это всё, что остаётся.
*
Квартира Мерлина никогда не выглядела такой чистой.
Не было беспорядочно раскиданной по всем поверхностям одежды, не было фантиков, усеивающих пол. Матрас был прислонён к стене, ноты и диски, упакованные в большие коробки, стояли под раковиной. Из холодильника было вычищено всё, и он больше не рокотал, выключенный из розетки. Уилл вооружился пылесосом и собрал все знакомые паучьи сети по углам потолка. Даже пятно от клюквенного сока на ковре почти вывели. Рояль был укрыт тканью, крутящийся стул задвинут под него.
Гвен, державшая клетку с попугайчиками, сюсюкала с птицами. Ланс нёс пакет с остатками корма, лакомствами, игрушками и колокольчиками, которые Мерлин привык периодически менять, чтобы попугайчики не заскучали.
- Спасибо, что приютишь их, - Мерлин улыбнулся девушке. - Корма хватит на добрых два месяца. Я вроде как запасся на зиму.
Ланс фыркнул.
- Ага, весит почти тонну.
- Приятно видеть, что игра на виолончели тебе окончательно мозги не проебала, - усмехнулся Уилл.
- В последнее время это преимущественно была скрипка, - закатил глаза Ланс.
- Такие лапочки, - проворковала Гвен, на что Вольфганг клюнул её палец через решётку. Моцарт на прямо противоположном конце клетки демонстративно повернулся к девушке хвостом и выглядел сварливо. «Предатель», - словно говорили Мерлину глаза-бусинки, и тот сглотнул тяжело, ему не хотелось бы расплакаться.
- Моцарт может тебя цапнуть, - предупредил Мерлин. - Так. Эмм...
- Давай я их отнесу в машину, пока у меня руки не отвалились, - предложила Гвен. - Ланс, Ключи!
- Я пройдусь с тобой, - сказал Ланс, однако повернулся к Мерлину и спросил: - Осталось ещё что-нибудь, нужное им?
Мерлин пожал плечами, глядя на птиц. Вольфганг потерял интерес к пальцам Гвен и нежно щебетал подслушанные человеческие разговоры. Попугайчики любят звуки, производимые людьми.
- Они любят человеческую болтовню, - признался Мерлин. - И Моцарта.
На последнем слове голос неожиданно задрожал, и он поспешил крепко захлопнуть рот.
Уилл пытался пропихнуть чемодан Мерлина в двери. Он тащил его волоком, потому что одно из колёс заедало и на ковре совсем не крутилось.
- Мерлин, твои шмотки меня заебали, - пропыхтел Уилл и пнул чемодан для убедительности.
Мерлин поперхнулся от смеха, и Ланс хлопнул его по спине. Потом Мерлин решил, что пора уже с этим всем завязывать, и обнял Ланса вместе с кормом и прочим барахлом. Ланс в ответ стиснул его так, что выбил весь воздух из лёгких.
- Твоей рожи будет здесь не хватать, - сказал он.
- Угу, - отозвался Мерлин.
- Не забывай нас, как станешь знаменитым.
Мерлин прыснул приятелю в плечо, потом отступил на шаг. Уилл орал из коридора:
- Шевелитесь, вы оба, мне настопиздело уже держать эту блядскую кнопку.
- Попридержи коней ! - бросил Ланс, выходя из квартиры. - Ты уверен, что лифт вынесет нас всех?
- Не наезжай на мерлиновский лифт! - долетел голос Уилла, и Мерлин, фыркая от смеха, оглядел квартирку в последний раз.
Он наобещал Лансу и Гвен, что скоро вернётся. На самом же деле Мерлин не знал, когда сможет набраться храбрости для возвращения, уехав однажды. Лишь время покажет, рассудил он.
Раздался звук закрывающихся дверей лифта, и Мерлин сделал несколько шагов к роялю. К своему роялю. Задержал руку над крышкой, в раздумье, успеет ли он сыграть ещё что-нибудь перед уходом, что-нибудь, чтобы стены запомнили Мерлина, прежде чем он уйдёт, что-нибудь...
- Ох, Мерлин! - неожиданно раздался голос Гвен, и юноша резко обернулся, смаргивая влагу с ресниц.
- Ах, - произнёс он немного отрешённо. - Я думал, ты вниз поехала.
- В лифте было тесновато, - попыталась оправдаться Гвен, но Мерлин знал, что это не так. Некоторое время прошло в молчании. Потом девушка распахнула объятия:
- Ох, Мерлин...
Мерлин позволил обнять себя, вдохнул запах духов Гвен, а она тем временем гладила его по спине. Он не мог сдержать слёз, капли катились по лицу, Мерлин ощущал их солёный вкус. Дрожа, он прижимался сильнее.
- Я тебе все волосы намочил, - произнёс Мерлин извиняющимся тоном. И добавил: - Я буду так по тебе скучать, так скучать... - слова потонули во всхлипах, и он закусил губу.
- Ну что ты, - сказала Гвен успокаивающе. - Там будет так интересно, тебе некогда будет по нам скучать. Ты всех поразишь и восхитишь, но пока слава тебя догонит, ты уже будешь лететь домой. Да тебе и возвращаться-то не захочется.
Мерлин уставился в пол, ремень сумки резал ему плечо.
- Я буду по тебе скучать, Гвен, - повторил Мерлин, чмокая её в последний раз. Потом они вышли вон. Девушка вытянула буквально из воздуха платочек, и Мерлин принял его с благодарностью. Уилл очень расстроится, если поймает его плачущим. Снова.
- Давай, - Гвен потянула Мерлина за руку. - Ты же не хочешь, в самом деле, опоздать на самолёт.
- Ага... Я... Подожди секунду, мне нужно ещё кое-что сделать.
- Я вызову лифт? - спросила Гвен, и Мерлин кивнул, благодарный за то, что она отойдет. Он подождал, пока подруга выйдет из комнаты, потом расстегнул почтальонскую сумку. Он долго колебался. Потом всё же вытащил плюшевого Артура, который уютно примостился рядом с бутылкой воды. Мерлин крепко прижал к себе игрушку, прикрыл глаза и досчитал до десяти.
- Лифт приехал! - позвала Гвен из коридора.
Мерлин подскочил.
- Ещё минуточку!
Поглядев на человечка в последний раз, Мерлин осторожно положил его на рояль.
Потом застегнул молнию на сумке, глубоко вздохнул и натянул на лицо улыбку.
*
Билет был до лондонского аэропорта Хитроу, но с пересадкой в Сингапуре. Мерлин никогда не бывал в таком шумном и многолюдном месте, где все спешили с билетами в руках и устремлениями в душах. Оно было огромным и захватывающим. Если бы Уилл не записал расположение терминалов на клочке бумаги, Мерлин бы просто потерялся.
Сам по себе полёт оказался пыткой. Мерлин старался не думать про Артура, про выражение лица Артура, когда тот рассказывал о страхе перед полётами. Артур, Артур, Артур. Внутри самолёта Мерлин испытывал клаустрофобию, воздух казался спёртым и одновременно холодным из-за системы кондиционирования. Юноша практически отключился на взлёте, когда никак не мог вдохнуть, воздуха совсем не было, как бы отчаянно он ни старался сделать вдох. Но после этого инцидента (из-за которого Уилл поднял излишнюю панику и теперь весь салон опекал Мерлина, будто тот собирался помереть с минуты на минуту) всё прошло довольно гладко.
К исходу третьего часа у Мерлина вышло больше половины ингалятора.
- Эй, - Уилл ткнул друга локтем в бок. - Они по видео «Престиж» показывают. Ты его уже видел?
Мерлин потряс головой, несколько озабоченный тем, чтобы просто дышать.
- А может и следовало бы, - сказал Уилл, поворачиваясь на сиденье. - Развеялся бы, отвлёкся.
- Я бы лучше снотворного принял, - отмахнулся Мерлин, потирая лицо рукой. - Просто вырубиться и всё.
- Всё ещё тошнит?
Мерлин кивнул.
- Как насчёт еды? Или воды?
Мерлин задумался об этом на минуту. Возможно, получится размять ноги.
- Хшшо, - пробормотал он, отстёгивая ремень и откладывая подушку, с которой баловался. - Ты чего-нибудь хочешь?
- Колы, - ответил Уилл с ухмылкой. - Благодарю.
Мерлин закатил глаза и с осторожностью отправился в хвостовую часть. Он дошёл до конца салона, перегороженного короткой занавеской, потом негромко постучал в пластиковую стенку. Минуту спустя занавеску отодвинула улыбающаяся стюардесса.
- Чем могу помочь? - спросила она, и Мерлин удивился на мгновение. Она выглядела совершенно непринуждённо, волосы были собраны в идеальный пучок. Как они ничуть не рассыпались?
- Эээ... - протянул Мерлин. - Я был бы рад, если бы у вас нашлось немного воды. И колы, если можно, для моего друга.
- Конечно, сэр, - с этими словами стюардесса повернулась к неуклюжей металлической тележке, на которой до того развозила напитки. Она наполнила два стакана, и Мерлин принял их с благодарной улыбкой . Он заметил на краю подноса чашки с ярко-красным желе, и желудок жалобно заурчал. Мерлин покосился на собственные руки, занятые полными стаканами, и с сожалением побрёл обратно к сиденью.
Уилл осушил колу в один глоток. Мерлин пил воду, пытаясь растянуть подольше. После воды он почувствовал себя немного лучше, но всё не мог избавиться от удушающего ощущения не столько сдавливания, сколько недостатка воздуха. Он воткнул наушники и вытащил из сумки ноты. Ноты, которые прислала Кара. Он подписал контракт без особых раздумий, он слишком спешил, чтобы изучать документы вдоль и поперёк. Он спасался бегством.
«Фортепианные концерты Рахманинова», гласила надпись на угольно-чёрной обложке. На высоте трёх тысяч футов над океаном Мерлин отыскал нужную страницу, включил айпод и погрузился в музыку.
*
Аэропорт Хитроу, Лондон, Соединённое Королевство.
По приземлении в Хитроу Мерлин был настолько рад сойти с дурацкого самолёта, что чуть не свалился с трапа. Он едва не начал знакомство с Англией, уткнувшись лицом в её землю, но, к счастью, Уилл подхватил его в последнюю минуту, и ни шея, ни пальцы сломаны не были.
Мерлин был просто рад снова ощутить твёрдую почву, настоящую опору, а не ту, что каждую минуту колеблется от турбулентности.
- Давай! - скомандовал Уилл, подхватывая обе свои скрипки, электрическую и обычную, собственный рюкзак и мерлиновскую почтальонскую сумку. Мерлин изо всех сил старался погрузить чемоданы на тележку и прищемил палец колесом.
- Ой! - вскрикнул он, придавив палец. - Заткнись, Уилл, все на нас смотрят!
- Живее! - поторопил его Уилл. Мерлин наконец исхитрился уложить оба чемодана на тележку и выпрямился. Он забрал свою сумку у друга, который прирос глазами к большому табло наверху, вдоль и поперёк изучая то, что было для Мерлина просто мешаниной мелких букв.
- Точно, - сказал Уилл. - Сюда.
Мерлин трижды прыснул из ингалятора и сунул его в карман, стараясь не отставать.
Когда друзья, наконец, вышли из ворот в зал прилёта, огромный размер здания заставил Мерлина замереть в полушаге. Повсюду были люди, бизнесмены в костюмах и семьи, увешанные детьми. Важно выглядевшие шофёры держали плакатики с именами. Уилл крепко толкнул Мерлина.
- Смотри! - указал он. - «Эмрис и Ко». Мать их, чего это я - «Ко»?
- Тоже мне важная птица, - Мерлин зевнул. - Но вау, они прислали автомобиль! Я до смерти хочу спать.
Он поплёлся за Уиллом к мужчине, державшему большой белый лист с «Эмрис и Ко», написанным крупными буквами. Тот оглядел обоих критически, но явно решил, что из двоих Мерлин респектабельнее. Волосы Уилла бросили вызов двадцатидвухчасовому пребыванию в самолёте и выглядели опасно острыми. Мерлин не был уверен, что выглядит лучше.
- Мерлин Эмрис? - спросил мужчина. Мерлин кивнул. - Госпожа Кара Лейк ожидает вас в «Милстоуне», - сказал он с поклоном. - Она бы хотела повидаться с вами. Нам следует...
- Она там прямо сейчас? - пререспросил Мерлин, слегка попятившись от шофёра (на его бейдже было имя Саймон), когда тот взялся за мерлинову тележку с багажом и покатил её из зала прилёта к большим стеклянным дверям. Уилл выглядел совершенно потеряно.
- Я в этом уверен, - кивнул Саймон. Он проводил гостей к автомобилю, гладкому и чёрному, который некстати напомнил Мерлину автомобиль Артура, и распахнул перед ними дверцу.
- Можете положить это в багажник, - предложил шофёр Уиллу.
- Нет, - вцепился тот в скрипичные футляры. - Они поедут в машине!
Брови Саймона дрогнули.
- Хорошо.
Мерлин вздохнул и сильно ткнул Уилла в плечо. Тот ответил сердитым взглядом, потом показал язык, опустился на заднее сиденье рядом с другом и поставил скрипки в ногах.
- Так будет неудобно, - заметил Мерлин, проверяя сумку: находятся ли паспорт и прочие важные вещи в сохранности. На короткое мгновение он запаниковал, нигде не обнаружив плюшевого Артура. Мерлину показалось, что он забыл игрушку в самолёте, но потом он вспомнил, что плюшевый Артур остался в сиднейской квартире.
Саймон загрузил чемоданы в багажник и захлопнул крышку. Потом скользнул на водительское сиденье, и минуту спустя они вылетели из ворот аэропорта. Силуэты людей мелькали за тонированными стёклами.
- Сколько нам туда ехать? - спросил Мерлин, который чертовски тормозил и не был уверен, день это, ночь или следующая неделя. Он ещё не установил часы, в отличие от Уилла, который переводил их регулярно.
- Примерно тридцать минут, сэр. Обеденные пробки.
- О боже, - вздохнул Мерлин, валясь на кожаное сиденье. - Разбудите меня, когда приедем.
Уилл сунул своё пальто другу под голову.
- Вот. Подушка, - сказал он. Мерлин улыбнулся.
Мерлин, ты не можешь просто...
Послушай, мне совестно, что я наорал на тебя. Давай просто обсудим это. Перезвони, когда успо... Перезвони мне в течение двух дней , у нас большая часть репертуара, которую надо повторить.
Ладно?
Бип.
Мерлин никогда в жизни не чувствовал себя настолько вымотанным, даже с Артуром. Их высадили у входа в отель, пообещав, что багаж будет позже доставлен персоналом. Уилл всё ещё прижимал к себе скрипичные футляры, и друзей повели через восхитительный холл в гостиную, украшенную столь же экстравагантно.
Мерлину казалось, что глаза вылезут из орбит, так пристально он рассматривал замысловатый декор, тяжёлые шторы и изукрашенную мебель. Было слишком много деталей, очень хотелось их все разглядеть, так что он чуть не прозевал фигуру женщины, сидевшей у окна.
- Мерлин, - сказала Кара, поднимаясь. Слуга, или помощник, или... Мерлин не знал, как его лучше назвать... с поклоном выкатился в коридор, закрыв за собою двойные двери. Кара улыбнулась и приглашающим жестом указала на одно из кресел с высокой спинкой, но Мерлин был ещё слишком ошеломлён, чтобы двигаться.
- Мы ведь здесь не останемся, правда? - спросил он, стоя вполоборота. - Потому что я, в самом деле, правда, не могу позволить себе...
- За всё уплачено вперёд, - отмахнулась Кара. - У вас, к счастью, есть богатый покровитель. Хм, кофе?
- Нет, спасибо, - произнёс Мерлин хором с Уиллом, сказавшим:
- Блядь, да!
- Уилл! - шикнул Мерлин.
Мерлин осторожно сел на кресло, опасаясь, что кожа сиденья стоит больше, чем всё его имущество. Уилл был лишён подобных сомнений, он брякнул футляры в одно кресло и растянулся на другом, поближе к Мерлину.
Кара изменила своему обычному костюму. Теперь она была одета в красное платье, шёлковое, облегающее, струившееся по полу художественными складками. Мерлин подумал, не мёрзнет ли она, платье, казалось, не защищало ни от чего вообще. Длинные волосы вились по плечам, заколотые назад чем-то, поблёскивавшим в бледном свете гостиной. Кара снова уселась, шурша платьем.
- Хорошо, вы, должно быть, голодны после перелёта, - сказала она. - Может быть, чаю? Или вы хотите пообедать?
- Я просто хочу упасть и уснуть, - откровенно признался Мерлин, и Кара засмеялась. Мерлин заметил, что она постоянно улыбается. Яркий красный изгиб, который лишь иногда изменял градус. Почему-то это несколько нервировало юношу, и он заёрзал на сиденье.
- Тогда я вас не задерживаю. У вас есть день, чтобы привыкнуть к лондонской погоде, - Кара сделала глоток кофе. - Завтра отоспитесь или поглядите на Кенсингтон. Гайд-парк чудесен осенью. Я хочу, чтобы в понедельник у вас глаза сияли и хвост был пистолетом. Вы встретитесь с оркестром для первой репетиции.
Мерлин размышлял, не сон ли это. Видимо, что-то отразилось на его лице, потому что Кара добавила, как бы обнадёживая:
- Не волнуйтесь так. Они слышали великолепные отзывы о вас.
- Мы встре... У меня будет возможность порепетировать до понедельника? - спросил Мерлин, побарабанив пальцами по подлокотнику.
- Я уверена, что в одной из гостиных есть рояль, которым можно воспользоваться. Я уверена, что ваш покровитель не будет возражать.
Мерлин сглотнул, представив себя репетирующим под пристальными взглядами людей, владеющих половиной Англии, если обстановка этой комнаты о чём-то говорила.
- О! - выдохнул он, и неуверенность явственно просквозила в голосе. - Это... это было бы прекрасно.
- Я уверена, что вы знаете, вы не единственный приглашённый артист, играющий с оркестром, - сказала Кара, протягивая Мерлину лист бумаги. - Вам назначено после обеда, в час десять. Не опаздывайте. Саймон доставит вас от двери до двери, так что я уверена, вы будете вовремя.
Мерлин кивнул.
Кара обернулась к Уиллу и что-то вроде сомнения мелькнуло на её лице. Но потом оно разгладилось и вернулось к обычной улыбке.
- Вам потребуется быть на месте в восемь утра, когда оркестр начнёт репетицию.
- В восемь. Вы смеётесь надо мной? - спросил Уилл, откидываясь назад со стоном.
Мерлин вздрогнул, потому что Кара по-настоящему рассердилась.
- Если вы не хотите идти, я уверена, вы не тот, кого нам будет не хватать. Господин Эмрис высокого мнения о вас, и это единственная причина...
- Уилл придёт, - перебил её Мерлин, прежде чем его друг снова начал ругаться. - Я... я сам поставлю будильник и за всем прослежу.
Кара улыбнулась ему.
- Не могу дождаться, когда услышу тебя, - она допила кофе и опустила чашку на поднос, лёгко звякнув фарфором. - Отдыхай ..
В последний раз улыбнувшись, Кара прошуршала прочь из комнаты.
Мерлин, это ребячество. Возьми трубку. Это твоё так же как и моё. Просто...
Бип.
*
Дарлинг Пойнт, Сидней, Австралия.
Мерлин отсутствовал уже неделю. Это совершенно сводило Артура с ума. Однажды он вскочил среди ночи от того, что показалось, будто наверху кто-то играет на рояле. Когда он поднялся наверх и включил свет, разумеется, там никого не было.
Мерлин его поцеловал.
Яркое воспоминание об этом открывало слишком много чувств, в которых Артур не хотел копаться, потому что если присмотрелся к ним слишком, никогда бы не смог снова подавить их. Он не хотел в них разбираться, они были слишком ранящие, слишком странные, слишком живые.
Мерлин был слишком живой.
Играя на скрипке, Артур с трудом мог сконцентрироваться, потому что каждая нота угрожала взрывом эмоций, иррациональных и не прописанных в тексте. Так что Артур как обычно заставил себя работать. Моргана откровенно сердилась, стучала кулаком по крышке рояля, когда брат наорал на неё за то, что она не следовала его указаниям.
- Ради бога, - Моргана чуть не выдрала страницу, которую переворачивала, - ты не давал мне никаких указаний! Ты изменил всё прямо на ходу! Я не могу всё предвидеть, Артур!
- Это неправильно, - Артур стиснул зубы. - По ощущениям это неправильно. Дело в темпе?
Моргана вздохнула, провела рукой по волосам. Сделала какую-то пометку карандашом.
- Ты просто... ты играешь немного иначе, чем обычно, - пояснила она. - Дай мне время привыкнуть.
Артур отвёл глаза.
- Почему ты просто не повидаешься с ним, бога ради?
- И что я скажу? - бросил Артур. Он сглотнул, пытаясь унять боль в груди. - Послушай, ему просто нужно время.
Моргана хмыкнула.
- Ему нужно время?
- Прекрати, Моргана, - сказал Артур резко. Он вновь обернулся к нотам, к особенно вредному пассажу, который заставлял его нервничать ещё за три такта до того. Пендрагоны выше этого. Он должен быть выше. Артур прижал скрипку к груди и на целый час выбросил Мерлина из головы. Если Мерлин захочет с ним поговорить, пусть приходит.
А как иначе?
*
Если Мерлин считал репетиции с Артуром устрашающими, это было ничто - ничто! - по сравнению с приглашением порепетировать с Лондонским Симфоническим Оркестром. Хотя это была для Мерлина третья (и последняя) репетиция, незнакомые лица и профессионализм окружающих заставили его почувствовать себя очень маленьким. Не потому что оркестранты были невежливы или дирижёр придирался - из-за того, что они были много старше и много опытнее, чем Мерлин, и... ладно.
Он, кажется, произвёл не особенно хорошее первое впечатление. Совершенно ошеломлённый размерами сцены и оркестра, Мерлин молча стоял позади Кары, пока та представляла его как «величайшего пианиста этого века, леди и джентльмены»! Дирижёр по имени Алварр, русского происхождения, с суровым мужественным лицом, изучающе поглядел на Мерлина, а потом подмигнул. Почему-то Мерлин от этого разволновался ещё больше.
Уилл вписывался в обстановку как обычно, то есть никак.
И всё равно он был лучше Мерлина, который споткнулся в начале соло, весь оголённые нервы и застывшие пальцы, потом разыгрался, начал импровизировать и пропустил сигнал дирижёра.
- Послушай, парень, - сказал Алварр, отведя Мерлина в сторонку, - Меня не ебёт, что с тобой за хуй ня творится, но те записи, что мне присылала Кара, по крайней мере вдвое лучше той поебени, что ты мне сейчас выдал.
Мерлин проблеял:
- Мне очень жаль, я...
- Не желаю этого слушать, - Алварр постучал Мерлина по макушке палочкой. - Я хочу, чтобы ты сей час начал с первой темы, без оркестра. И... - Алварр схватил ноты Мерлина, резко захлопнул их и сложил подставку. - Не дури мне голову. Ты гораздо лучше управляешься без этого.
- Он знаком с этим всего пару дней! - запротестовала Кара, сидевшая в одной из лож.
- Не лезь, женщина! - добродушно крикнул в ответ Алварр и швырнул тяжёлый альбом на пол. Тот распахнулся на странице, заглаженной Мерлином.
Алварр дважды хлопнул в ладоши, и шум разговоров стих.
- Славно. Господин Эмрис начинает играть за четыре такта до тутти. Ждите и присоединяйтесь, народ. Виолончели, нарастаем, когда пойдёт тема В, да, да? Отлично. Как будете готовы, господин Эмрис.
Мерлин захотел хихикнуть, но подавил желание, когда Алварр метнул в него сердитый взгляд. Он долго смотрел на рояль, прежде чем поднести пальцы к клавишам. Отражение таращилось в ответ. Мерлин помнил ощущение, момент, когда рождалась музыка и всё становилось на места. И правда, если бы ему позволили...
- Хорошо бы начать ещё сегодня, Эмрис, - заметил Алварр, и со стороны скрипок раздалось несколько смешков.
Мерлин расправил плечи, прикрыл глаза. Вдох. Музыка перетекала к роялю прямо из его сердца.
... Мерлин? Я был...
Послушай, нам, очевидно, надо поговорить. Кое в чём разобраться. Концерт меньше, чем через месяц, а Моргана совершенно... Хорошо, не в этом дело, но... Мы должны поговорить о том, что случилось. Я должен поговорить с тобой.
Перезвони мне, хорошо?
Бип.
*
Гайд-Парк. Лондон, Соединённое Королевство.
- Это всё кажется немного...- Уилл обвёл окрестности взмахом рук. Друзья были посреди Гайд-Парка, ветерок поздней осени пощипывал их носы и кончики ушей Мерлина. Волосы Уилла сегодня были не такими колючими, после разноса, который Кара ему учинила на эту тему. Однако они не потерял своего боевого духа, что было отчаянно заметно.
- Нереальным? - подсказал Мерлин, пряча руки в карманы.
- Да. Вроде того, - кивнул Уилл. - Я никогда не думал... понимаешь... Лондон...
- Я тоже, - сознался Мерлин, откидываясь назад, чтобы рассмотреть облака. Здесь было больше облаков, чем в Австралии - участки неба проплывали, как на негативе. Мерлин чуть не вошёл в скамейку, не отрывая глаз от неба.
- Что собираешься делать дальше? - спросил Уилл, потянув Мерлина снова на середину дорожки. - Всё ещё собираешься учить детсадовцев?
Мерлин, не хочешь сказать, что, по-твоему, будет потом?
- Может быть. Кара сказала, что в зависимости от приёма публики она может организовать мне сольный концерт. Будущее может быть великим и захватывающим.
Уилл засмеялся и хлопнул Мерлина по плечу.
- Боже, обещай, что не превратишься в задницу, когда станешь знаменитым.
- Уилл! - воскликнул Мерлин, схватив друга за руку. - Прекрати насилие!
- Девчонка!
- Насилие! Берегись, если ты сломаешь мне руку, Кара тебя засудит. Или чего похуже.
Уилла передёрнуло, он пнул камень.
- Эта женщина жрёт мой мозг, - сказал он, смешно сводя глаза к переносице. - Но она поселила нас в охуенном дворце, так что нечего жаловаться.
- Угу, - согласился Мерлин рассеянно. - Нечего.
Он остановился посреди дорожки, глядя, как две утки опустились на озеро. Брызги, поднятые ими, врезались в траву, как всплески четвертей Дебюсси.
- Завтра великий вечер, - Уилл глянул на Мерлина искоса. - Нервничаешь?
Мерлин засмеялся, когда одна из уток сердито закрякала и напала на другую. Она выдрала приятельнице пару перьев из хвоста.
- Я не нервничаю, - ответил он сквозь смех. Потом опомнился и замер, глядя на вечернее солнце. Я не нервничаю, Мерлин. Идиот. Заткнись. Вконцеконцовсколькоразя...
- Ой, - сказал Уилл, и Мерлин снова вернулся в настоящее. Уилл резко схватил его за руку. - Эй, господи, да ты только что вырубился! - Уилл глядел на друга, прищурив глаза. - Ты в порядке? Тебе нужен ингалятор? Он у тебя с собой?
- Всё хорошо, - Мерлин попытался разжать руку Уилла. Тот на минуту сжал пальцы крепче, прежде чем уронить руку вдоль тела.
- Извини, - сказал Мерлин, пытаясь отвлечь его. - Просто задумался кое о чём.
- Так ты волнуешься.
Мерлин ткнул Уилла в грудь.
- Если это психология от противного, она не работает.
Уилл ухмыльнулся, обхватил друга за плечи и попытался вернуть на дорожку.
- Давай возвратимся отель, не хотелось бы пропустить обед, а?
Мерлин фыркнул, но при мысли о еде в желудке заурчало. Он действительно слегка проголодался. И устал - ноги гудели от хождения пешком, он чувствовал, что сбивается с дыхания, наверно, потому, что здесь было слишком много кислорода. Мерлин глянул вверх, на кроны деревьев. Листья были пёстрые, как рассыпанные мелки, красный и жёлтый сияли в лучах заката. Это было похоже на Рождество.
- А ты что собираешься делать потом? - неожиданно спросил Мерлин.
Уилл пожал плечами.
- Я бы остался, если мне позволят. В оркестре, - пояснил он. Глаза Мерлина округлились.
- А я думал, ты хочешь продолжить в джазе и роке... - сказал Мерлин ошеломлённо.
- Ну, так невъебенно прекрасно играть с ними, - пожал плечами Уилл. - Я и не представлял, понимаешь?
- Ага, - пробормотал Мерлин, думая, что не до конца понимает, что имеет в виду приятель. Если Уилл планирует остаться в Англии, тогда наверно... может быть... может быть...
- Не смотри так расстроено, - сказал Уилл. - Боже, ты никогда не был в таком стрессе.
- Я не так уж расстроен, - возразил Мерлин, но в голосе не было настоящего тепла. - Я просто задумался.
- Ты слишком много думаешь в эти дни, - вздохнул Уилл. - Лучше сделай то, что верно по ощущениям.
Они вышли в сторону Альбион-гейт, и Уилл поймал такси. Мерлин оглянулся на дорожку, где за деревьями едва виднелось озеро. Но утки улетели.
*
Четыре часа спустя.
Дарлинг Пойнт, Сидней, Австралия.
- Артур Пендрагон, открывай немедленно!
Артур застонал и попытался оторвать голову от стола. Она застряла - или была слишком тяжёлой, чтобы даже думать о движении. Раздалось ещё три коротких звонка, и Моргана принялась молотить в дверь. Всю краску обдерёт к одной матери. Звонок был всегда таким пронзительным? Боже, Артур не хотел говорить с сестрой прямо сейчас.
- Открывай чёртову дверь! - визжала эта сестричка. - Или я Тристану позвоню. У него есть пистолет, и я разнесу замок, если ты не откроешь сию минуту!
Громко ругаясь, Артур сумел оторвать себя от стула, на котором заснул вчера вечером. Он споткнулся о бутылку от виски - пустую бутылку - когда вставал. Голова болела смертельно. Артур добрался до входной двери, комната казалась слишком длинной, а похмелье слишком мучительным. После нескольких попыток он справился с замком и открыл дверь.
И был немедленно атакован Морганой и её высокими каблуками, едва сестра ворвалась в квартиру и хлопнула дверью за собой .
- Арт... В бога душу мать, да ты пьян, что ли?
- Нет, - соврал Артур, глядя на неё оттуда, куда упал. Моргана строго нахмурила брови. - Какого хера ты припёрлась?
Моргана вздёрнула брата на ноги, и прежде, чем Артур понял, что происходит, он оказался в собственном душе и в лицо ему ударила ледяная вода. Нет, он не закричит.
- Блядь! - заорал Артур, но Моргана продержала его под душем по крайней мере ещё полчаса, прежде чем выключить воду. Артур выплюнул всё, что набралось в рот. - Что за хуйня?
В зеркале беззвучно ругалась его копия. Моргана портила абсолютно всё.
- С меня хватит, - заявила Моргана, протащив Артура в кухню. Он в это время пытался выжать волосы. Это совершенно не помогало - рубашка тоже промокла насквозь. - Пора бы тебе вытащить голову из задницы, потому что если не сейчас, то так и проведёшь остаток жизни.
Артур спрятал лицо в ладонях, стараясь заслонить солнечный свет.
- О чём ты говоришь? - спросил он.
- О чём я... Ты вообще пытался его найти?
Артур не поднимал глаз.
- Моргана, слишком ранний час для одной из твоих истерик. Не оставила бы ты меня...
Моргана дала ему подзатыльник. Артур поморщился.
- Прошлой ночью я зашла в «Гран Эшель», и Мерлина там не было, - сказала она.
Артур почувствовал, как в мире похолодало.
Это было странное ощущение, рождённое соседством слов «Мерлин» и «не было».
- Что? - переспросил он безучастно.
- Мерлина. Там. Не было, - Моргана произнесла раздельно, подтверждая каждое слово стуком пальца по столу. - Я порасспрашивала, и Моргауза, шеф-повар, ответила, что больше, чем неделю назад, он уехал в Лондон.
Артур уставился на сестру, думая, не спит ли он ещё, не есть ли это порождённый алкоголем кошмар.
- Что? - он потряс головой. - В Лондон?
- Господи Иисусе! Артур, проснись! - бросила Моргана. - Я приехала рассказать это не затем, чтобы ты впал в кататонию. Прекрати предаваться унынию и поезжай за ним.
- Но я не могу, - простонал Артур и получил от Морганы ещё один подзатыльник.
- Не думай даже всё время прикрываться отцом, ты прекрасно понимаешь, он не может запретить тебе делать что-либо. Ты просто чёртов трус...
- Моргана! - заорал Артур. - Это Лондон! Он совершенно случайно на другой стороне земли! Я не могу!
Артур провёл рукой по лицу, вина и злость на собственную слабость грозили задушить его. Сама мысль о полёте вызывала тошноту, и Артур свирепо подавлял воспоминания, грозившие сломать хрупкую преграду в душе.
- Я не могу, - повторил он, голос упал почти до шёпота.
Лицо Морганы смягчилось. Она положила руку брату на плечо.
- Артур, - произнесла она успокаивающе. - Как долго ты позволишь себе быть пойманным здесь?
- Не то, чтобы я мог выбирать... - начал Артур, возвысив голос от боли и гнева, но Моргана остановила его взглядом.
- Нет. Ты это не выбирал. Но ты вообще ничего не выбирал.
Артур потерянно разглядывал собственные руки.
- Он в Лондоне, - проговорил Артур после долгого молчания.
- Он с Симфоническим Оркестром, - добавила Моргана. - Концерт, кажется, завтра.
Это было бы приключение, говорил Мерлин. Боже. Он выглядел таким счастливым тогда. Почему Артур ничего не сказал? Почему ничего не сделал? Тогда Мерлин бы был сейчас здесь...
В гостиной часы отстукивали секунды. Артур досчитал до десяти, прежде чем заговорить. Ощущение тошноты ничуть не уменьшилось. Мерлин.
- Когда ближайший рейс?
*
Зал короля Альберта, Лондон, Соединённое Королевство.
У Мерлина была собственная гримёрка. Снова.
В целом, она была похожа на предыдущую, только чуть больше, лампочки ярче горели вокруг зеркал, умножавших помещение и находящихся в нём до бесконечности. Вода была слишком холодной. Мерлин выловил все кубики льда, сгрыз их, а потом выпил три стакана воды. Но лучше ему не стало.
-Меня сейчас стошнит, - Мерлин дёрнул воротник. Он не мог дышать, воздуха не хватало. В отчаянии он вытащил ингалятор, подержал его, но потом всё же прыснул один раз. Уилл хлопнул друга по спине.
- Ты их поразишь, - сказал он слишком громко и слишком уверенно.
Мерлин знал, что Уилл тоже на взводе. Хотя его волосы не торчали нагеленными иглами, а были гладко зачёсаны назад. Уилл облачился в чёрный костюм и белую рубашку, повсеместную форму оркестрантов.
- Непривычно иметь нормальную причёску? - спросил Мерлин с улыбкой. Она странно ощущалась на лице, словно приклеенная. Руки покалывало как от электричества.
- Заткнись, - бросил Уилл, пробегая рукой по тем самым волосам.
Алварр постучал в двери, потом просунул внутрь голову.
- Ах, Эмрис. Ни пуха, ни пера!
Мерлин кивнул, не доверяя собственному голосу.
- Кто-нибудь зайдёт за тобой, когда будет пора. Ты, - палец упёрся в Уилла. - Вон.
- Слушаюсь, - Уилл закатил глаза, однако подхватил со стола скрипичный футляр, последний раз хлопнул Мерлина по плечу и вышел вон. Алварр шагнул внутрь.
- Как себя чувствуешь?
- Всё хорошо, - сказал Мерлин. Он налил ещё стакан воды, только чтобы чем-то себя занять. - Хм.
- Для Кары неожиданно было так притащить кого-то, - Алварр покрутил в руках дирижёрскую палочку, словно меч. - Но я должен сказать... Я был весьма впечатлён. Даже потрясён.
- Благодарю вас, - сказал Мерлин, рисуя на запотевшем стакане.
- Не разочаруй меня, - Алварр подарил Мерлину странную улыбку - это была более чем гримаса, действительно. - Увидимся после Брамса, - добавил он. Потом, взмахнув фалдами, дирижёр ушёл, оставив Мерлина одного в гримёрке.
Юноша вернулся к кувшину с водой, где одинокий ломтик лимона плавал у самого дна. Тысячи Мерлинов глядели из зеркал.
*
Международный Сиднейский аэропорт, Сидней, Австралия.
- Моргана.
- Артур! Твой самолёт улетает через десять минут! Ты где?
Артур стиснул телефон так крепко, что пластик затрещал. Он прикрыл глаза, пытаясь унять дрожь в руках. Вокруг суетились люди, занятые своими делами. В динамиках что-то громко объявляли. Звучали сигналы прилёта и вылета. Но Артур ничего не замечал.
- Я не могу. Моргана, я не могу.
Он услышал вздох на том конце линии и захотел швырнуть телефон об пол.
- Артур, я понимаю, как тебе тяже...
- Нет, ты не понимаешь, даже не представляешь, - выдавил Артур.
- Я вижу, как много Мерлин значит для тебя, - непоколебимо продолжила Моргана. - И как бы ни было тебе тяжело сейчас, ты куда больше будешь ненавидеть себя, если позволишь ему упорхнуть, Артур.
- Я порвал билет, - сознался Артур, разглядывая клочки. Он изорвал билет на самолёт в приступе слепого ужаса и паники. Одна его часть пыталась остановить машину, тогда как другая повторяла «мерлинмерлинмерлин», словно поставленная на непрерывное воспроизведение. Он чувствовал себя как тонкий, хрупкий лёд, будто одно слово могло разрушить его. Огни зала вылета были слишком яркими, слишком белыми.
- Ты можешь взять другой. Артур. Послушай меня... Господи боже. Ёбаный грузовик!
Артур услышал резкий сигнал гудка и понял, что Моргана за рулём.
Она вела и говорила по телефону.
- Моргана! - заорал Артур так, что некоторые оглянулись. - Прекрати! Нельзя одновременно вести машину и болтать по телефону!
- Пресвятая богородица! - рявкнула Моргана. - Да мне насрать...
- Прекрати. Приткнись где-нибудь, - настаивал Артур. - Где-нибудь, прямо сейчас.
- Прекрати страдать хуйнёй, Артур Пендрагон, и просто...
Небо голубое.
- Просто припаркуйся. Я куплю ещё один билет и я... Я...
Ещё не совсем зима.
Артур повесил трубку, пока не передумал. Не выпуская из рук сумку - слишком спешил, чтобы упаковать чемодан, - он отправился к ближайшей справочной.
*
Альберт-Холл, Лондон, Соединённое Королевство.
- Господин Эмрис?
Мерлин оторвался от нот, которые изучал. В дверях стояла одна из распорядительниц, к её воротнику был приколот микрофон, в руке была папка. Мерлин ещё раз брызнул из ингалятора, чувствуя небольшое облегчение дыхания, и опустил баллончик в карман. Он провёл рукой по волосам, которые были в некотором беспорядке от повторения того же самого движения в течение часа или около того, и поднялся.
Мерлин коротко улыбнулся, не получив улыбки в ответ. Девушка просто отступила и придержала дверь открытой для него. Мерлин последовал за распорядительницей по малознакомым коридорам к двери за сценой, которая открывалась в один из приделов. Он уловил последние звуки Брамса, пол вибрировал от низких и глубоких голосов виолончелей.
Потом зал захлопал, звук был приглушён стенами. Мерлина проводили к проходу, через который ему следовало выйти. Дверь была маленькая и почти незаметная. Мерлин глядел на неё, пытаясь успокоить стук сердца, свести его к анданте. Всё будет хорошо.
Я никогда не нервничаю.
Мерлин надавил ладонями на глаза, мысленно представляя перед собой рояль, он не должен был сейчас потерять концентрацию...
Мерлин, соберись.
- Блядь, - выругался Мерлин, когда аплодисменты стихли. Потом была пауза, и чей-то голос произнёс:
- Давайте, Эмрис.
Дверь открылась, и Мерлин вышел на сцену. Алварр приветствовал его широкой улыбкой, сошёл с дирижёрской конторки, чтобы пожать Мерлину руку, и зал снова зааплодировал. Мерлину показалось, что он покраснел, замёрз и задохнулся в одно и то же время. Яркие огни софитов били в лицо, но и.зал не был полностью тёмным. Юноша видел множество незнакомых лиц, драгоценности поблёскивали в полумраке, все таращились на нового вундеркинда. Прежде в центре внимания всегда был Артур, Мерлин только...
Он не будет сейчас думать об Артуре.
Мерлин уселся перед роялем, поддёрнул рукава. Он не носил галстук, даже Кара не смогла заставить его надеть галстук. Отражение, расколотое золотыми буквами, глянуло на него в ответ. Стейнвей и сыновья. Мерлин выдохнул, провёл рукой по гладкой полировке рояля, чувствуя его возбуждённый трепет. Люди менялись. Он сам менялся. Лишь музыка была постоянной.
Мерлин сделал глубокий вдох, пытаясь наполнить лёгкие, наполнить грудь, наполнить сердце. Он вопросительно глянул Алварра, тот кивнул, и Мерлин заиграл.
Вставка: Рахманинов, Концерт №2 для рояля с оркестром.
Музыка была призрачна. Но, прежде всего, она была свободна. Мерлин ощущал инструменты как части собственного тела, согласно движущиеся за роялем, который вёл музыку. Он с восторгом слушал ноты, парящие надо всем, переплетающиеся, сливающиеся.
Во время движения в голове не было никаких мыслей. Только музыка звучала в душе, словно подсознание было чистым листом, и нотами записать эмоции было легче, чем словами.
Минорные септимы были как боль души, совершенные каденции - как вздохи удовольствия. Мерлин позволил музыке захватить его, играл не по нотам, а так, как слышал, как хотел слышать. Пальцы двигались сами собой, и он смотрел на них с некоторым чувством отрешённости. Мелодия, которая вырывалась из него, долетала до самых дальних концов зала, она не могла потеряться, потому что он так любил её, что невозможно было в неё не влюбиться.
Мерлину стало дурно от этой мысли. В какой-то момент юноше показалось, что мир потемнел от недостатка воздуха. Между одной и другой нотой он отчаянно вдохнул, пытаясь выровнять ритм. Мир возвращался неохотно, а Мерлин играл, играл, играл...
Гаюс солгал. Музыка жила вне времени. Она держала самое время в своих ладонях.
И вдруг всё кончилось.
Тишина была оглушительно громкой, казалось, эхо застыло в янтаре. Потом обрушился шквал аплодисментов, и Мерлин вздрогнул, обернулся, глянул в зал. Люди вскочили на ноги, движения рук были размыты. Это было похоже на шум деревьев под ветром в бурю, а Мерлин просто сидел. Руки горели после игры, кончики пальцев занемели. Ему казалось, что он выплеснул все эмоции дочиста и ничего не осталось, кроме болезненного и нескрываемо...
И тут Алварр поднял его на ноги. Мерлин весь как занемел...
- Кланяйся, парень! Поклонись им!
Мерлин поклонился. Когда он распрямился, Алварр заставил его кланяться снова, и Мерлин не мог сдержать улыбку, он улыбался во весь рот. Из оркестра сквозь аплодисменты долетел крик Уилла
- Да! Давай, Мерл! - и он чуть не засмеялся, чувствуя нехватку воздуха и головокружение.
Он был в Лондоне. Мечта становилась реальностью - хотя это не было мечтой Мерлина с самого начала. Он думал, что Гаюс наверняка гордился бы своим учеником.
Аплодисменты сопровождали Мерлина на всём пути до гримёрки.
*
Аэропорт Хитроу, Лондон, Соединённое Королевство.
Артур сам не знал, как выжил.
Возможно, помогло снотворное, достаточно сильное, чтобы вырубить лошадь. И журнал, вышедший несколько месяцев назад, измятый и замусоленный, в отпечатках пальцев. Мерлин смотрел со страницы. Артур глядел на него со всей возможной концентрацией, и это сохраняло его в ясном уме. Почти.
А потом самолёт приземлился в Хитроу, лондонские огни отразились в стёклах иллюминаторов, и внутри у Артура, кажется, что-то сломалось. Он с благодарностью ступил на землю. Вокруг люди сновали, как рыба на мелководье, и Артур был единственной спокойной точкой в огромном, ярко освещённом зале прилёта.
Мерлин был где-то здесь, где-то рядом.
*
Отель «Милстоун», Кенсингтон, Лондон.
В дверь постучали. Мерлин притворялся, что спит, разум был затуманен и погружён в полудрёму. Уилл был на ногах с восьми, пристально изучая бар в номере. Мерлин услышал, как открылась входная дверь, бормотание голосов донеслось сквозь скрип. Потом раздались шаги и дверь мерлиновой спальни приоткрылась.
- Мерл?
Мерлин крепко зажмурился. Уилл открыл дверь пошире и свет из гостиной ворвался в блаженную темноту. Лицо Мерлина скривилось.
- Ага. Ты проснулся.
- Теперь да, - пробурчал Мерлин в подушку. Он услышал, как Уилл идёт к кровати и покрепче вцепился в одеяло, чтобы его не утащили. - Спа-а-а-а-а-ать , - заныл он протестующее, щурясь на Уилла. - Устал.
- Дворецкий - класс, у нас теперь есть дворецкий, а? - передал, что «госпожа Кара Лейк ожидает вас в гостиной Луи VII».
Мерлин вздохнул, потом потянулся к прикроватной лампе. Он сел и потёр глаза, пытаясь разогнать остатки сна.
- Скквремя? - спросил он.
- Пол-одиннадцатого, - ответил Уилл. Голос у него был подозрительно весёлый для того, кто всю ночь распивал коктейли и ещё много чего творил в компании оркестрантов. До двух утра. А Мерлин на самом деле чувствовал себя слегка больным.
- Ты знаешь, чего она хочет? - поинтересовался Мерлин, потянувшись к ближайшему предмету одежды, это была брошенная вечером рубашка. Он стал одеваться, не глядя.
- Без понятия, - пробурчал Уилл с набитым ртом, - Может, поздравить тебя?
- Хммм... - пробормотал Мерлин, натягивая брюки. - А где мой пиджак?
- Под дверью, - сказал Уилл и пошёл в прихожую.
Мерлин на скорую руку умылся в ванной, зачесал волосы назад пятернёй. Он на минуту задержался перед зеркалом. Мерлин в отражении не сильно отличался от Мерлина дома, он обвёл пальцем круги под глазами.
- Поторопись, чувак! - крикнул Уилл.
Мерлин вздохнул и последовал совету друга.
Пока Мерлин поднялся на несколько ступеней, дыхание у него сбилось, словно он пробежал милю. Если честно, Мерлин до этого никогда не пробегал милю, мать запретила ему с детства всякий бег, так что он и не знал, каково это будет, пробежать милю. Скорее всего, смертельно.
- Ты в порядке? - спросил Уилл, когда Мерлин воспользовался ингалятором, и тот уловил беспокойство в голосе.
- Отлично, - улыбнулся Мерлин между двух затяжек. - Просто устал.
- Ты выглядишь слишком бледным, - настаивал Уилл.
Мерлин лишь пожал плечами и одёрнул пиджак. Женщина слегка за сорок критически оглядела парней - стоптанные кроссовки Уилла, мятую рубашку Мерлина. И вдруг остановилась.
- Простите, - осведомилась она, - вы случайно не Мерлин Эмрис?
Мерлин заморгал.
- Ох... да? - его ответ звучал больше как вопрос.
Лицо дамы неожиданно расплылось в улыбке.
- Ах, боже! Я была на концерте прошлым вечером. Я хочу сказать, вы играли великолепно... Погодите, я скажу мужу что вы вот прямо здесь! О, господи боже!
- Я... благодарю вас... - Мерлин смущённо улыбнулся.
К счастью, в беседу ввязался Уилл.
- Простите, мадам, но у господина Эмриса деловая встреча, - заявил он, подхватывая Мерлина под локоток и утаскивая нежно в противоположном направлении.
- Конечно-конечно. Рада была встретить вас, - сказала неожиданная поклонница, протягивая руку. Мерлин даже попытался её пожать, прежде чем Уилл вытолкнул его в двери.
- Ах, бо-о-ожечеки! - произнёс Уилл с преувеличенным акцентом. - Да их у тебя завал скоро будет. Берегись коготков, чувак.
- Уилл! - Мерлин залился краской. - Ты... Просто заткнись.
Они прошли по центральному коридору, потом спустились на пару ступенек, и Мерлин надеялся, что Уилл знает дорогу. Кара была не из тех, кто любит ждать.
- Мерлин, - произнесла она, когда друзья вошли в комнату. На этот раз Кара была в другом платье, также красном, но сшитом из какого-то текучего, сияющего материала, ниспадавшего с плеч. Её волосы были подобраны, закручены в элегантный узел на затылке.
- Эм... Привет, - сказал Мерлин.
- Садитесь, садитесь, - жестом указала Кара. - Я слышала, вы ещё не завтракали?
- Нет, - подтвердил Мерлин. - Отсыпались.
Кара дёрнула бровью.
- Хорошо бы вам сейчас отдохнуть, потому что у вас концерт в субботу вечером.
- В эту субботу? - испуганно воскликнул Мерлин. - Но вчера вечером вы сказали, что ничего не будет до...
- Эмрис, - сказала Кара, подаваясь вперёд. - Эмрис, Лондон жаждет тебя!
- Я...
- Поверь тому, что я сейчас скажу, завтра каждая музыкальная душа в Англии будет знать, кто ты такой, - она снова откинулась в кресле. Улыбка зазмеилась вширь, когда Кара отметила реакцию Мерлина. Тот уставился на свои колени. - Не могу сказать, что я удивлена, ведь вчера вечером ты произвёл фурор.
Мерлин чувствовал, что у него горит лицо, он уткнулся взглядом в колени, надеясь, что люди перестанут преувеличивать. Всё было таким большим, таким неизмеримым. Мерлин размышлял, не ввязался ли он во что-то, что не способен контролировать, когда подписал контракт. Сомнения причиняли юноше небольшой дискомфорт, и улыбка Кары его отнюдь не успокаивала. Тем не менее, он улыбнулся.
- Спасибо, - кивнул Мерлин. - Я весьма польщён. Если я играю на этой неделе...
- Ах да, - сказала Кара, вмиг перейдя на деловой тон. - Это часовой репертуар. Ты будешь играть третий концерт Рахманинова, - она протянула диск и тяжёлый альбом. - И Шопена, который записан здесь. Остальные вещи на твой выбор, думаю, я смогу сегодня вечером всё распечатать. И я считаю, стоит устроить тебе очередную фотосессию. Я думаю, это займёт всего полчаса, Саймон заедет за тобой в четыре. Он возьмёт тебя в Вестминстер, чтобы подобрать новый костюм.
Мерлин неверяще смотрел на нотный альбом, который держал в руках. Конечно, он играл уже кое-что из этого с Артуром. Но... При мысли об Артуре у Мерлина заболело в груди, и он намеренно отвернулся, концентрируясь на словах Кары.
- Фотосессию? - переспросил Мерлин, и за его спиной Уилл коротко хихикнул. Мерлин проигнорировал это. - А нельзя использовать фото из альбома Ар... Я имел в виду...
Блядь, это выглядело так, словно Артур не оставлял его в покое.
- Мерлин, - Кара подняла обе брови. - Мы не продаём тебя как второсортного аккомпаниатора, созданного виртуозом. Милый, ты будешь новейшим вундеркиндом. Юным, загадочным, отчаянно красивым.
Уши Мерлина покраснели. Он чувствовал это.
- Но я не хочу...
- Мир влюбится в тебя, - закончила Кара, словно Мерлин и не пытался её прервать. Она поднялась, свистнув юбкой. - Будем ковать железо, пока горячо. Лондон хочет тебя, и хочет прямо сейчас. Не опаздывай.
На этой драматической ноте Кара развернулась и выскользнула из помещения.
- О господи, - прошептал Мерлин слабо и уронил голову на подлокотник кресла. - О господи.
- А я тебе говорил, - заявил Уилл.
*
Это был всего только один миг, один слишком болезненный и долгий миг без воздуха.
Потом Мерлин очнулся - прислонившись головой к дверце душевой кабины. Вода всё ещё бежала...
Он не сказал Уиллу.
*
Одно дело было добраться до Лондона. И совсем другое - отыскать кого-то в Лондоне.
Артур не хотел обзванивать все отели подряд, спрашивая Мерлина Эмриса, хотя на данный момент это казалось лучшим выходом. Он располагал только той информацией, что дала Моргана, и плакатом с изображением Лондонского Симфонического Оркестра с фамилией Мерлина внизу. Номер был завален газетами и журналами. Артур читал каждую статью, каждую заметку, где упоминался Мерлин. Но там не упоминались его местонахождение или планы после дебюта. По словам Морганы, Мерлин не оставил Моргаузе никакой конкретной информации, никаких подробностей насчёт того, что планирует делать или когда собирается вернуться. Ничего.
Отец всё ещё не звонил.
А потом Артур увидел его, всего лишь так: Мерлин, прислонившийся к сияющему роялю, на длинном плакате вдоль стены Барбикан-Центра. Это было как удар в грудь.
Артур купил билет и вернулся в гостиничный номер, где играл на скрипке, пока солнце не опустилось за Гайд-парк.
*
Барбикан-Центр, Силк-стрит, Лондон.
Кара лично сопроводила своего подопечного в концертный зал. Она была в потрясающем коктейльном платье, глубокий пурпурный контрастировал с бледным тоном кожи. Золотые браслеты обвивались вокруг её запястий. И она познакомила Мерлина с доброй сотней человек, прежде чем они добрались до гримёрной. Мерлин улыбался слишком долго и поклонился столько раз, что боялся, не переломится ли шея.
Потом он подумал, что улыбаться становится рутиной.
- У тебя есть немного времени, - Кара толкнула тяжёлую дверь, украшенную табличкой «Мерлин Эмрис». - Минут тридцать. Тебе нужно что-нибудь?
- Нет, спасибо, - ответил Мерлин.
Он оглядел помещение - зеркала, лампочки, небольшой рояль в углу, нотные листы на стенах. На столике стоял поднос бог знает с чем. Мерлин бросил сумку на ближайший стул. Уилл подвинул другой и приступил к изучению пищи.
Всё происходило так быстро.
Мерлин проследил за своим дыханием, почувствовал, как его грудь расширяется и сжимается, расширение-сжатие-боль, расширение-сжатие, повтор. Он подавил зевок.
Кара нахмурилась.
- Ты не слишком устал, я надеюсь? - спросила она.
- Нет. Нет, - солгал Мерлин. - Просто... нервничаю, мне кажется.
К удивлению Мерлина, Кара чмокнула его в щёку.
- Ты засияешь.
Мерлин изобразил подобие улыбки.
- А ничего печеньки, - сказал Уилл.

 

Продолжение в комментариях.

 


@темы: фанфики, переводы, Merlin

URL
Комментарии
2011-11-16 в 21:56 

Тёмная сторона силы
Обморок. Занавес. (с)
продолжение главы 11

URL
2011-11-16 в 21:58 

Тёмная сторона силы
Обморок. Занавес. (с)
окончание главы 11


Это ещё не конец, будет эпилог. Постараюсь не затягивать.
Ну и как обычно, ловля блох приветствуется.

URL
2011-11-16 в 22:27 

Danita_DEAN
| социопадла | Постоянна в своем непостоянстве | #TeamIronCat.
:weep2::weep3::weep:

:hlop:

2011-11-16 в 22:36 

Тёмная сторона силы
Обморок. Занавес. (с)
Danita_DEAN, :pity:
хотя сама примерно в том же состоянии...

URL
2011-11-17 в 00:30 

*Manwe*
Десять лет в лесу ♥ *Бастард без печати*
охх..как хорошо и как больно...:weep2:

2011-11-17 в 01:17 

Пикамошка
Самое сложное: оставаться собой, когда ты непонятно что ||| Спонтанное безумие™
Я как ощущала... Сутки до этого ходила кругами по квартире, и как чувствовала... И вот оно...
Неимоверно радует Уилл. Было ощущение, что можно протянуть руку- и есть шанс ухватить его за край рукава или колючки волос.
Ситуация в гримерке вынесла дыхание на раз, я боялась выдохнуть. Что же вы со мной делаете ?...
А приступ кашля- я боялась разрыдаться и разбудить соседку по комнате- настолько ярко виделись кровавые пятна на платке...
Спасибо за этот труд, огромное спасибо!

2011-11-17 в 04:59 

Danita_DEAN
| социопадла | Постоянна в своем непостоянстве | #TeamIronCat.
Тёмная сторона силы
а вам это еще и переводить :pity:

2011-11-17 в 07:10 

vika33
Вам досталась иммиграционная виза в чужое сердце
Тёмная сторона силы,

Спасибо за перевод, искренне. Признаюсь, что когда начинала читать ни разу не думала, что эта история так затянет.

2011-11-17 в 10:38 

Тёмная сторона силы
Обморок. Занавес. (с)
*Manwe*, :pity: а я тебя предупреждала...
Пикамошка, спасибо, что дождались. Да, Уилл здесь такой живой, особенно на фоне этих двух невезучих, которые только и думают, что в гроб ложиться...
vika33, спасибо. Я сама безмерно благодарна автору за этот фик. По-моему, много где это практически лирическое стихотворение в прозе.
Danita_DEAN, спойлер

URL
2011-11-17 в 11:34 

HaGira
Какие тут блохи, хочется сесть и обрыдаться :heart: :weep2: над этими женами декабристов.
Моргане памятник за проницательность и настойчивость, до чего же она хороша.
А когда Артур порвал билет, у меня внутри похолодело, хотя знаю, чем закончится. :bravo:
Спасибо!

2011-11-17 в 15:31 

Тёмная сторона силы
Обморок. Занавес. (с)
HaGira, :buddy:
Я тоже вроде как знаю, чем кончится, и всё равно на каждой особенно страшной фразе сердце схватывает...

URL
2011-11-17 в 16:32 

Спасибо огромное! Как же прекрасен Ваш перевод!

URL
2011-11-17 в 18:21 

Тёмная сторона силы
Обморок. Занавес. (с)
Гость, растаяла

URL
   

Тёмная сторона силы

главная